Форум выпускников КИИГА
Февраль 25, 2018, 02:39:01 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: Не дай сайту засохнуть! http://kiiga.ru/?q=node/6
 
   Начало   Помощь Поиск Войти Регистрация  
Страниц: [1] 2 3 ... 20
  Печать  
Автор Тема: Бойцы  (Прочитано 65536 раз)
кольцовъ
Спонсоры
*****
Offline

Сообщений: 863

Я люблю тебя, жисть...


« Ответ #289 : Февраль 13, 2018, 08:29:48 »

А тут, аккурат, товарищ мой сердешный, большой дружище и просто  феномен* одновременно,  и просто человечище добрейший и деревенский (что, несомненно, добавляет обычно теплоты во внутрь человеческую) Ваньша Вервай, за одного за хлопца речь заводит. - Мол, есть тут один тип, и очень тоже хочет развить свою мускулатуру знойно. Ну, а у меня уже в аккурат на время это,  к интересующимся разным (своим товарищам, т.е. более близким)  уже и отношение вполне сформировалось, т.е. стойко, т.е. зря это и не надо, ибо не будут заниматься, ведь трудно же  это..., а и тогда и мне зачем (но, это я уже писал, в части на чём стою)? Однако же и отказать не смею, - таки он же товарищ мой и друг, Ваня который.  (и тут я просто цену назначаю, высокую:   - не говори «нет», а просто назначь цену – это правило из уже настоящей жизни, той в которой я уже теперь, сейчас. Дай то есть выбор - выбирать)
- Веди, говорю, посмотрим, пусть приходит. Приводит Ваня друга, зовут Вадик. Объяснились, спросил чего он хочет, глянул что может, заценил, прикинул малость. Пошевелил мозгой, подумал, да и дал ему заданье (цену назначил, высокую). На месяц. Написал тренировочный комплекс, дал ключ от зала, и договорились встретиться на сей предмет не раньше чем он его (этот план) осуществит, или по срочному чему то (хотя я в глубине души был убежден я, что встретимся скорее,  - ключ возвернет от зала и всех то и делов). - Как бы метлу ему дал в руки, и во конюшню отослал, чтоб убирался там, а там мол и посмотрим (какой такой есть Сухов). Думал в конюшне его пыл сразу остынет, хотя метла (комплекс заданий, она же - цена) была вполне приличной. Через месяц, что было больше чем приятно, приходит Вадик, выдает отчет. Гляжу, - старался занимался, динамику смотрю в его бумаге (он же шаги все должен был писать в неё и он и это  делал, т.е. оплачивал всё аккуратно) – динамика вполне живая. И главное же (!) – человек старался. Человек не просто хотел результата, но и готовность выказал к нему идти, и шёл к нему (платил)... - всё строго как и договорились, что меня просто восхитило, и я такого вообще уже не ожидал ни от кого (на столько ценник был высок). А  далее пошло еще все динамичней, я тогда стал душу вкладывать еще лучшей в него, ведь было  же куда... ведь было не за зря, а то есть во коня корм, не мимо... И так с ним занимался, корректировал, подсказывал, свой опыт потихоньку с радостью переливал в него. И опыт прорастал в нем, и я с ним развивался тоже, - мой опыт рос в нем, в его результатах, через его мышцы, через его труды. – Это был симбиоз моего опыта с его стараньем. И по мере его роста весь этот мой опыт  и становился им. И это очень удивительные чувства. Творца (где творец – я) и подмастерья (он), одна задача, - общий результат. Ни он ни я не крали друг у друга, но оба выдавали всё на общий стол, в общий котел, всё кто сколько мог, и каждый от души старался, во всю силу.
Спустя несколько лет, когда я уже перестал этим и интересоваться даже, железку разлюбил как то одномоментно, и перевелся в класс другой,* (отдельная история) увидел Вадика. Приехал в Киев, встретиться с друзьями и вот с ними сидим где то за рюмкой  чая... А Вадик со своими друзьями там же недалеко где то тоже сидел. И он меня узнал. Обнялись, и он меня своим друзьям, как чуть ли не отца своего, и представил. И мне было архиприятно это всё. Я гордо восседал с ним словно моська в окружении слона, - такая была между нами разница примерно. Он был, ну очень уж большой, огромный... и сам бы я его ни в жизнь бы не узнал... И вот мы с ним сидим, как папа (это он) с мелким ребенком (а это я, конечно) и так на душе приятно у обоих... – просто не передать, не в сказке описать... И он то весь раскрылся от восторга и благодарности глубокой, ведь он такой – это же я..., т.е. тот мелкий тип, что рядышком сидит... Ну, а мне и того еще приятней, что я причастен к этому СпортсМЭНУ. Понятно мне, что слон сам по себе, - это его чистейшая заслуга только, но и мое участье тоже в нем имеет место быть, и место не последнее, что и отрадно. И что еще приятней – он это видит, ценит. Он с благодарностью, он всю её на этот же, - на наш общий же стол.... и я туда же... и от того на столе этом общем было много...  Вот так, друзья... И те, которые тогда  друзья его,  такое тоже не могли не наблюдать за нами, - на столько там тогда светло вдруг стало в месте этих посиделок. И мне мои друзья тоже с восторгом, - мол, что это за слон такой?! А я им с восторгом (без гордыни):  То, - говорю, - мой лучший ученик.  А чем  он лучше? – Тем что превзошел меня, надеюсь многократно, хоть и так видно – много превзошел. Так может радоваться отец, когда сын достигает и постигает больше. Становится сын (ученик) лучше, чище, выше отца (учителя).  Так, видимо и Творец на нас глядит... рассчитывает, желает дать... светит. А мы то одного нам мало, то надобно другое, то хрен, то редька, то болит, а то и еще что то... но, некогда же, надо же и то и то... И так он хоть и желает, но дело не его, что мы не хотим. Он здесь, он ждеть и любит... – выходит дело за нами, выходит дело в нас (или еще варианты есть?).

Такой пример простой и примитивный. Здесь многое что есть:
- результат придет, но за него необходима плата. Чем больше плата тем и краше тот результат. Сколько же ты готов заплатить? Чем платишь? Во что вкладываешь собственные капиталы?
- не будет помогать тебе никто, никто не даст бесплатно (ибо и так уж дали довольно много – дали всё), пока готовность не выкажешь, что хоть готов платить, трудиться (но не на себя). Хотя иные дадут и бесплатно, но  за душу...
- радость от созидания. Все заинтересованы в твоем успехе, вопрос лишь заинтересован ли ты сам. Ведь твой успех есть успех всех заинтересантов, кто будет помогать, ведь это интерес и их.
- тут и к вопросу подойдешь легко – куда пойти учиться (шутк.), как определить направление ко цели, цель... как вот узнать та цель или не та?

*феномен – это человечишко обыкновенненький такой, серенький, простенький, обычненький такой, как все... Однако, только наделенный таким талантищем безмерным, что обычному уму и даже представить просто невозможно делается. Не верится? А вот представьте себе возможность за одну ночь (!) выучить на отлично семестровый курс,  скажем по высшей математике. При том еще, однако, что ни одно из занятий по этой тематике не имел удовольствия посетить тот названный товарищ... Представили? Так вот и я же и говорю, что невозомжно сие представить даже. А он выучивал. Каких то три общие тетради формата А4 перелистывал, отвлекаясь все время еще на меня, сидящего здесь же, рядом, с своими вопросами. А после того как перелистал и говорит, что знаю мол на пять... Недоумевали многие (многие = все кто видел только, знал про такое, что не посещал и раньше не готовился). А он эти недоумения брал да и развеивал. -  Десять вопросов, - говорил, - десять ответов. В случае 100 % правильности таковых = маленькая радость, в виде бонуса. И таких бонусов было не один раз. Но это достойно отдельного разговора.
П.С. Да так... Давно уже умишком раскидистым своим раскидывался... Вот есть же выражения таковые: мол кто был нищ с того отымется и это... А кто богатым был, к тому добавится еще... – Ну, известная вполне же истина. А главное истинная. И на иной взгляд кажется, что и несправедливость в ней. – Мол, как то так, - у нищего и отнимать...  А у того и так полно, так и ему еще дадут...
А дело в том здесь, дорогой ты мой товарищ... Ну, не товарищ, ну не дорогой.  А дело в том, что речь то здесь  идет за дело, за истинное, за то, что может принадлежать тебе. А это что? А это любовь... Да, понимаешь ты, - это любовь и есть....  и только любовь... А все материальное в виде материальных благ – все это не твоё, ибо с собой ты это не возьмешь. – Это одежды своего рода, но ты – это не одежда. Одежда – это не ты. И если нищ ты на любовь, то и она может уйти... Она и уйдет скорей всего ибо иссохнет, ибо ты не старателен в её произрастанье, умноженьи. Ты отвлечен,  сосредоточен на другом – вот хоть бы на одеждах (и  я уже не говорю о недовольствах и злобе и т.п.)... А если любишь ты.... Если ты любишь.... Тут можно было бы и не писать и не читать уже ничего и никогда ибо в этом уже.... ЛЮБОВЬ... ЛЮБОВЬ... (да, не, не думайте, что я «поехал»... Но, я туда «ездил», и там был... Мне как то подсобили, показали... приблизили ко ней)...
- То всё твоё... Всё, что ты любишь... И чем больше ты любишь, тем больше всё и твоё, и тем больше это всё... Такое вот не хитрое осмысление. Надеюсь, что хоть в нескольких местах, но здесь хоть бы не много,  но я прав. Хоть бы вот в этой части, где перед «что» всегда старюсь запятую учинить....
С любовью и горячим приветом и поклоном, любвеобильно коленопреклоненный я.

(эх, если бы и Вадик, и Ваньша чейта бы здесь чиркнули... вот вы и увидели бы чудеса этой любви)
Записан

Прощайте и Здравствуйте, люди добрыя!...
кольцовъ
Спонсоры
*****
Offline

Сообщений: 863

Я люблю тебя, жисть...


« Ответ #288 : Февраль 13, 2018, 08:28:10 »

19,01,18  Крещение (каюсь, грешен)... Следует не к проруби стремиться, а к Богу (небу), но все же прорубь уже что то (шаг) по сравнению с ничем вообще, с нулем, с отсутствием и этого, его (шага).
Но вот какие наблюдения в этой, как и не в этой, но связи:

Бывал когда то я спортсменом. Увлекался..., а следовательно имел и опыт, и результатов чуть... -  тоже был (было малость, бо по делам же завсегда и воздается). И вот глядя на результаты эти, а был же я в трусах зеленых культуристом (А. Лаэртский), а то есть жал и поднимал железо как..., как те в общем, те кто надо, - кто жмет его и поднимает (аки голодный на буханку хлеба). Не удержусь скажу, схвастну чутка на всякий случай, ну и дабы чтобы усилить ощущенья: жал то под 150 уже примерно, и вот на трицепц из за головы вытягивал в стойке 2 х 32 кг. гири, и на грифе в этом же плане 72 кила доставал все два, а то и три раза; На бицепц тоже на разминке 2 х 32 раз 6 – 8  раз тянул вполне не робко так, задорно.  Размер носил писятшестой примерно, ибо писятчетвертый рвался на грудях (шутк. – иногда не рвался). К штанам, конечно оное не относилось, ибо в одну штанину так бы весь (или почти весь) и поместился. Посему шили мне форму по индивидуальному проекту в ателье, такое предусматривалось для нестандартных, а я таким и пребывал, и в этом русле и старался. Добавлю сразу, что сейчас конечно вряд ли из за головы достану и одну такую гирю весом в пуд, пусть и двумя руками сразу.  Ну, и понятное дело, все это было и заметно, хотя в одежде если - был скорей просто такой толстячок и только, малозаметный, средний такой, вот разве что рукой мозолист. Ну, и зажать мог руку прытко, так по мужски зажать, достойно, до хрусту, до «ой, не могу!» почти что...
 А мы тем (с товарищем, царство ему... ибо уже ушел) от культуристов нонешних и отличались, что целью были не формы внешности, но содержание и работа глубинная, как вид смирения, процесс,  служенье делу – тренировке и здоровью,  - стремленье  то есть немощь тела и нищету духа стараньем победить или усилить. Однако же и не без психологического компоненту.  
Видящие такое измененье за лет 3 – 5 наблюдений, выказывали неподдельный интерес  до результата, что естественно.  Кубинцы даже боль-менее известные в  этой стезе и те восторгались, и это было сильно приятно. «До результата», - подчеркиваю это слово. И им хотелось его, столько же, а то и больше, то есть – взять... и ко себе примерить. И вот те, что были ко мне поближе, а именно друзья-товарищи, однокашники, соратники стали наведываться на тренировки  с таким же вот пламенным посылом мало замысловатым: Мол, ты тут это дело... а мы вот тут...  ну, и у нас вот только немощь, хилость на лицо.... а нам бы надо мощь... и силу.... и нас бы тоже... ты научи нас мощи... и мы хотим, мол... мы-ж... хотим... и помоги.   -  Ну, хочется же результат-то... - оно и понятно, кто же есть не хочет? (...картошку небось все мы уважаем, когда с сальцом ея намять... В.С. Высоцкий).   Кормить – другое дело, копать картошку, играть на гармошке... – так то ж копать, играть...., а это далеко не тили-тили, и даже и не трали-вали... И я по доброте душевной, брасаю тогда  гриф, бросаю тяжесть и свои мученья, спускаю пульс до самой что ни на есть не спортивной нормы, а то есть отвлекаюсь от занятий, остываю и, объясняю им чего да и как...  И растолковываю, стараюсь с толком и чувством, с расстановкой. Как да  чего делать, как что  держать и как дышать при этом, на что вниманье обращать, где не ошибаться стараться, а где и расслабляться, в общем – учу и помогаю, стараюсь, и душу вкладываю всю (она частями обычно же не вкладывается при нормальных обстоятельствах). А только лишь вкусив, что это не так все и просто, вкусно, а то и просто тяжело всё это сильно, друзья как бы и растворялись опосля как бы само собой в своих же немощных кругах. То у них что-то заболело, то некогда им, то – то и другое, а то и даже третье и четвертое тоже как то разом наваливалось вдруг...  И я тогда, вдруг тоже, как то осознал, что зря я так им всё подробно... – ведь это им не надобно вообще. – Типичный взгляд по поверхности – вот, мол, поверхность, и красиво же хороша  и столь же и блестяща. И я хочу такую же поверхность. А что там под всем этим – этого мне же и не надо вроде. Скажу, с сегодняшнего дня позиций – это материалистический, материальный взгляд  типично потребительского отношенья к делу.  Характерный для европиоидного подхода к бытию как таковому (не, так к таковому чуть по другому будет, а толи и не чуть даже...  но это шутк. гы-гы, чутка смешно (шутк.) – не так уж и чутка (эт я так смеюс, звиняй). На такие позиции значится встал я, и вот стою теперь весь на них.
Записан

Прощайте и Здравствуйте, люди добрыя!...
кольцовъ
Спонсоры
*****
Offline

Сообщений: 863

Я люблю тебя, жисть...


« Ответ #287 : Январь 25, 2018, 07:43:28 »

11        карта
Последняя сцена.
Ник, уставший и победивший всё зло человеческое в лице отдельно взятой америки, с типичным для таких сцен выражением лица Чака Норриса, устало выдыхает и присаживается на корточки недалеко от своей крутой американской машины.. Из забегаловки выходит тщедушный с доброй и благородной улыбкой. И снова дает пакет с билетом и чеком на пол миллиона Нику в руки.
-Ты знаешь, - говорит он, - я ведь, впервые в жизни, счас не забздел и не зассал... А я спел таки эту песню... Хотя, заметь, всегда репетировал и другую. Правда не в до-миноре, а в ля-мажоре спел, чего раньше и даже представить себе не мог..., до того это мне было сложно... Да, я сфальшивил, особенно в третьем куплете, ну, так же и я волновался.... И в целом я рад, что так вышло и что нас обоих тут не замочили нисколько.
Ник: Э, не, я не возьму это дерьмо... – И что я с ним буду потом делать.... Пройдет лет пятак... – и начинает снова затевать ту самую свою историю, что мол кончатся деньги и снова работать идти....
- Эй, да ладна тебе, Ник. – Ну, я ж не зассал, и значит я теперь тоже вполне себе крепкий, и даже такой же как ты... Ну, почти... Ну немного... Ну, ведь же я не зассал... И ты не зассы.. и бери их...  как я До-диез, что сфальшивил конкретно.
- Ладна, давай суда – говорит ему Ник, - вот только сразу молчи теперь, а то опять всё испортишь... как в том, третьем куплете...
На этой славной ноте он прыгает в свою крутую американскую машину, и с тем же каменным лицом, что и в начале фильма отбывает в неизвестном направлении. (но зритель то догадливый догадывается уже куда он теперь едет).
Титры. Конец.
Зритель не торопится уходить, смакует благодать от просмотренного шедевра, доедает попкорн (а тот, что в большом количестве упал на пол, заталкивает под ниже расположенное кресло), читает некоторые титры,  но они идут хотя и медленно, но все же быстрее, чем он умеет  и успевает это делать.


Спросишь:  Зачем мол я всю эту чушь тут взял да и написал?
Отвечу: Ты смеяльса когда ни будь вообще? - таки  зачем?  (тут ты ответишь .......    ) - и это и будет твой (и мой) правильный ответ.
 
Традиционное ПС
Загадки. (прочти, товарищ, еще раз о чем этот фильм, из официального анонса и ответь на следующие вопросы):
Анонс:         В фильме показано, как тяжело доводится прошлым военным. О них забыло государство, и они вынуждены любым способом приспосабливаться к жизни в мирное время. Ник Искаланте свое время полностью проводит в казино Лас-Вегаса. Он пошел туда работать охранником, поставив перед собой четкую цель. Его домом должна стать Венеция, а для этого необходимо скопить много денег. Именно потребность в деньгах держит его здесь, но то, что появилась Холли, в корне изменило все. Холли - проститутка, у которой множество проблем. Ник пытается помочь ей справиться с ними. Основной ее неприятностью является сын серьезного гангстера, который наслаждается тем, что избивает Холли. Как удастся бывшему солдату отстоять честь девушки и защитить ее от этого изверга?
Вопросы:
- В какой части ты увидел тяжесть которая так тяжелит прошлого военного?
- Где о забывчивости государства?  И о связанной с этим нужде этого заслуженного и незаслуженно забытого военного?
– Где о приспосабливаемости к мирной жизни?...
- Как согласуется мечта четко нацеленного человека о накапливании больших денег (и заслуженно лучшей жизни) с нудной и вынужденной работой охранника казино? И это при таких разнообразных и всесторонних талантах этого талантливого военного? И при его неуемной страсти к алкогольной выпивке?
Все изменилось благодаря пртоститутке Холли с её множеством проблем? – Не следует ли из этого, что развивая пороки можно таки дойти и до  добродетели? А именно: не борьба с пороками (проституция), но утверждение, что падонков может победить только падонок еще более мощный (яркий, изощренный, подготовленный лучше, подонистыый). Что занимаясь этим благородным делом можно быть успешным и положительным (крутым, нравственным, добрым, отзывчивым, справедливым)?
- Какие еще проблемы бедной девушки-проститутки (кроме сынка гангстера) вскрыты в картине?
- С какими из них (кроме сынка гангстера) Ник помог (пытался помочь) ей справиться?
- Что такое честь девушки, основной род деятельности которой менять эту её честь на сребреники, изощренно и ежедневно (профессионально)?... при этом не ради нужды, такой же высокой цели, детей и т.п., но ради того чтобы лишь еще больше бухать, курить и разлагаться морально...
- На сколько полно (полноценно) восстановилась честь девушки после её отстаивания бывшим солдатом? Восстановились ли от этих же его деяний её физические кондиции, как то – основное орудие труда (средства производства) и ухо, как дополнительная опция орудия труда и одновременно и эстетический этого же орудия компонент?
- В какое время честь девушки была восстановлена:  - в сцене с ножницами в гостиничном номере?, - в эпизоде дележа 50 000 долларов? - или в сцене убийства сына гангстера?
- Если бы денег у гангстера было, например не 50 а 2,5 тысячи долларов, на какую часть восстановления своей поруганной чести могла бы претендовать несчастная девушка? Какой минимальной суммы достаточно для этого нелегкого процесса восстановления?
- На сколько благородно и высоко морально убивать людей, пусть даже не хороших? Пусть даже не из пистолета, а более гуманными способами (пластиковыми карточками, например)?
- Всегда ли и всех ли подонков следует убивать, если имеются какие то основания? Какими должны быть эти основания, чтобы запросто и многолюдно уничтожать человечество, пусть даже в части несчастной этой группы (негодяев)?

....Вот чему  в целом и учит эта благородная во всех компонентах высокохудожественная и  изящная картина, isn't it? (или сие не так?) следует из увиденного...

Так вот, смех очень часто защищает от серьезности. В данном случае от серьезного поглощения этого дерьма собачьего. А так, со смехом, можно и увидеть его ценность истинную...
Видимо для этого и крутят подобное кино на телеканале РЕН ТВ... всяческие Игори и Прокопенки.
А толи просто, чтоб как тот военный и крутой, и проститутка честная – лишь зарабатывать свои сребреники, чтобы потом бухать на них, курить и разлагаться, в чем, безусловно, запад, ушел далеко вперед. Ну, а доблестные служащие телеканалов и сами их догоняют, и о электорате своем тоже заботятся. Поэтому: Эй, приходи электорат, поговорим, пофотографируемся и обменяемся автографами.

23,01,18     А.  Коьцовъ. (Цой В.: ...А я смеюсь, хоть мне и не всегда смешно...)
Записан

Прощайте и Здравствуйте, люди добрыя!...
кольцовъ
Спонсоры
*****
Offline

Сообщений: 863

Я люблю тебя, жисть...


« Ответ #286 : Январь 25, 2018, 07:42:45 »

десятая однако, все про карту
Все выбегают на улицу (человек двадцать), через единственный выход из этого заведенья. Туда-сюда смотрят, нет никого вокруг, никто не бежит, все тихо и спокойно...
Качек ругается на чем свет стоит... Орет придуркам этим: Так, весь город мне перевернуть вверх дном, но этого козла найти, надрать ему зад, и сразу же убить... хотя, или нет, не так, - сюда его ко мне тащить, и я его сам и убью, вот этой вот рукой, и этим своим пальцем (которым давят на курок) прям  насмерть... прямо из этого нагана блестящей марки.. Одним лишь пальцем. Крупный план откатывается, экспозиция расширяется и.... - вот же дела! – Ник-то, оказывается, лежит прям над тем местом где этот качек дебильный и орет все это. Там прямо над входом, над входной группой козырек из тряпки, и в нем, прям как в гамаке и возлегает ловкий Ник. – Одно слово, ловкач смекалистый, и проворный – ну, настоящий же крутой чувак, как истый Стейтом Джейсон. Как минимум – не хуже.
А качек, как раз вспоминает почему же его так упустили чуть не по детски чисто. Тут же вспоминает про тщедушного, и тут осеняет его, что это именно благодаря тщедушному этому, Ник и ускользнул так ловко. Ведь внимание то и зрителей и его этих дебилов узколобых отвлечено было именно на тщедушного... И ярость буквально вспыхивает с новыми силами в его лице. И он орет: И этого сохатого оленя, дружка того ублюдка, тоже пожалуй замочите заодно, пусть знает, гад как надо ЛЯ брать в второй октаве первого куплета.
 (и все бы ничего, и отлежался бы Ник на этом козырьке до конца хотя бы фильма, и преспокойно бы куда то схоронился потом...  и можно было бы еще серий пять или шесть про это еще снять... но эти вот слова, про того парня, что лет двадцати...  что поиграть в Лос Анжелес приехал, осуществив может мечту заветную своего детства... Простого, скромного такого парнягу, из какой то там да дыры американской...  Жизни в своей короткой жизни еще не видавшего, и пороху сухости не ощущавшего, и кроме мильёнов своих ничего не видавшего еще (и дома не построившего, дерева не  вырастившего и т.п.)... и тут такие слова. Да разве мог бы любой положительный, да хоть бы и не положительный даже, но просто нормальный американский герой на месте этого Ника вот так вот отлежаться спокойно теперь? Да не в жизнь, - ни будь он после этого Стейтеном. Ни Стивен Сигал, ни Рэмбо, ни даже Брюс Виллис, никто из нормальных парней, из крутых на его этом месте бы вряд ли бы тоже отлежался спокойно).
И при этих то словах, Ник, моментально соображая, что вот вот кронты присниться могут его клиенту, а таки же он его оберегать обязан был по ходу разворота событий. Он ловко так спрыгивает с этого козырька и начинается почти что самая крутая сцена. Самая то есть осмысленная. Тут поочередно напрыгивают на него разнообразные мордовороты. Кто однажды отгребает и сразу привет (дрова), кто многократно. Кто без оружия, лишь с какой ни будь битой там бейсбольной иль ломом, а кто и с автоматическим даже и прется с оружием. Но всех он кладет кого на лево, кого и направо. Кому руку сломает в двух-трех четырех местах, кому голову свернет, кого ножичком маленьким таким своим несколько раз тыкнет... Но всё изящно так, ловко, проворно. Крушит Ник ублюдков исправно и полноценно, почти как мясорубка когда та фарш на пельмени мелет. Ногами крушит их и руками. С азартом, смекалкой, не сильно меняя циничности взгляда. Все выверено четко, ни одного лишнего взмаха, удара, поднятья ноги, руки, век глаз, ни единой неточности, - все в цель, всё во злодеев, все в зачет, на благо благородству и успеху. Единственный, отдельной изюмины удостоенный эпизод – да, правильно – это уничтожение Качка. Тут просмаковано традиционно тонко. Качек, после того как все его войско поредело на нет, понимая, что кроме него уже и некому удавить ненавистного его доброму сердцу Ника. И он вступает с ним в честное единоборство. Понятное дело, что используя для этого какие то коварные и подлые только ходы. Но, не заморачиваясь на деталях, Ник так же, действуя героическим сугубо образом, уничтожает и его. Смачно так, с хрустом, с стонами и правдоподобно. (зритель, благо с попкорном такое взирает, не то бы стер зубы от страсти за всё).
Записан

Прощайте и Здравствуйте, люди добрыя!...
кольцовъ
Спонсоры
*****
Offline

Сообщений: 863

Я люблю тебя, жисть...


« Ответ #285 : Январь 25, 2018, 07:40:43 »

часть девять     карта
– А этот Качек, как думаешь, мошть знает? - Или кто-то вообще знает? - Как там у меня на спине и чего и как? – все напряженно размышляют, перебрасываются  думающими взглядами. Прям не боевичок подтуповатый, а викторина «что-где-когда» для знатоков. (Зритель вспотел аж и замерзать начал от таковых вопросов.)
- Так вот, если кто знает – пусть скажет так прямо, а если не скажет, то пусть промолчит....-  (в общем что то такое тоже умное, в продолжение напряжения умственного)(блин, во! – ну и интрига!!).
- Так а я же вам всем вот что скажу. – А я вот откудова знаю, что у Качка этого «писярик» его поцарапан? – А, ну что? – Какие есть версии? Кто будет отвечать? – все недоуменно молчат и недоумевают.
- Так вот, мои братья, Быки с большой буквы «Бэ», эту писюльку его одна красна девица давеча собственноручно, в присутствии троих аж свидетелей и подцарапала из гнусных своих убеждений.
(все – вот нифигасибе и история!). Вот так вот, я кончил рассказ свой, и желаю ответ услыхать. Или хоть бы выслушать имеющиеся соображения. После чего и смерть мне принять лютую  или жуткую, на ваше усмотрение, будет не так уж и тягостно.    Бэбби усиленно задумывается. Видимо производит стройные вычисления.
- Значь так... – А ну-ка, сымай-ка штаны, паренек – обращается к уязвленному качку. (зритель трет руки, надеется – счас будет стриптиз небольшой).
- Да, ты чё это, дядя, упал...? – иль голову только застудил изнутри?!? – Это вот я то, такой то чувак... и качек..., и чтоб писюльку свою прямо здесь доставать?!!! – Нет, ну, ты дядя вообще.. (э, нет, похоже не будет стрептиза, надеющийся зритель, разочарован малость).
Бэбби снова уходит в глубину размышленй. - И то же ведь верно, - думает про себя.... – Да-а, вот так и ребус на старости лет... - А, о! – кажется знаю! И точна, такой из вариантов – пойдем сейчас вместе вон в тот кабинет и там вместе, синхронно и сымем  каждый свои штанишки... – и так и покажем друг дружке, ну, чтоб не обидно, чтоб всё чин чинарем... всё па пацанкски..., по честноку, то есть – круто...
- Э-э, дядя, у нас, у крутых парней такое не канает уже давно.... Это, мол, я когда еще в садик ходил, в среднюю, а толи уже в старшую группу, точно не помню, - вот там только на тех же условиях и договаривался я с девочками... А теперь то я, сам то погляди хоть... – я ить вон уж какой... и папка как если узнает, что я тут такими глупостями весь занимаюсь с тобой... – как думаешь, мне это «вот это» вот надо?! – Да я может быть, себе то сейчас его стесняюсь показать иной то раз...  – А ты тут говоришь такое.... слушай, абидна, да... – очень абыдна, слушай. (-согласись, так бы хорошо здесь с акцентом кавказским звучало)...
Бэбби: Ну, то да сё... и покажи да покажи..., а то мол как Ника валить при таких вот, открывшихся только что обстоятельствах? – И несправедливо. – Вот же блин и дела, - зажался показать... ну, блин... посмотрите-ка вы, стеснительный весь какой....
Обижается тогда качек не на шутку, психует даже и злится. Вскакивает и убегает весь оскорбленный в лучших чувствах.
Бэбби: Мда-а-а, Ник, ну ты и чувак! Прям очень круто так, брутально, мне прям понравилось, не зря сразу тебя не замочили. Иди и живи себе с миром, (плодись мол и размножайся) только в дела мои не лезь, как и раньше. – Ах, вот же еще один вопрос к тебе тогда, и заодно: А нафига ж этот качек тех своих завалил обоих амбалов-подонков? Ну, же не сами-ж они завалились? (ну, надо же достраивать сюжетную линию, а то же зритель мол так и не поймет что и к чему). – Где логика, Ник?
А Ник, словно уже эту загадку и знал как разгадывать: Так всё же элементарно, Ватсон!, - они были свидетелями как он в штаны нассал, и облажался (в смысле – наложил в штаны) в их глазах, и всё в общем-то.. теперь ты понял, Бэбби?
- А, да, и то точно...  логично... да, теперь понятно... и как это я сразу не смекнул, вродь всегда был смекалист и хитер, и в школе же ведь хорошо учился... - Да, еще, только, Ник, чёрт этот (качек если не понял кто) будет тебя искать, ты это помни, брат... – в том смысле, что не будь ты теперь лохом.
- Да пусть ищет, гад, я буду это помнить, Бэбби... Спасибо, однако, и тебе Бэбби, что ты меня сразу не шлёпнул, Бэбби. - Все таки как хорошо, Бэбби, что у нас с тобой такой договорчик негласный, Бэбби... И я, как и ты, всегда тоже буду и дальше блюдить его, как и в истории с этим несчастным качком.... Ну, сам же, понимать должен, какой-то там качек плюгавый, пусть и с амбалами и папиком, а тут-то – Проститутка, а то есть Женщина светлая вся, и честь её Девичья... ну, благородство там всякое тоже... Ну, одним словом, они друг друга поняли, они ж на то и крутые. (Сцена закончена, зритель начинает дышать ровней).

Сцена следующая: Ник с малодушным малым сидят в какой то крутой американской забегаловке. Сидят чего то едят, бухают, курят, т.е. всё как и обычно вроде.
Тщедушный: Так то вообще то Ник, я ж знаю какой голубизны твоя мечта. – тебе охота к морю, к воде и к яхте,  - ну, он то такой же малый догадливый, не только тщедушный. – А у меня вот, знаешь, у меня тоже вродь все бы и нормально, только вот мне низколобой смелости, такой вот как у тебя,  сильно недостает слегка. – И вот ты загляни ка вот под этот стол, дружище.
Ник достает из под стола, видать заранее туда помещенный тщедушным, пакет. Разворачивает а там бумаги.
- Здесь на пол ляма баков чек, и авиабилет в один конец, в Венецию, - как бойко я тут всё прикинул?
- Ну, это ты зря так, чувак, - на кой мол, мне эти твои билеты и поллимоны?
 - Так вот же я про то и говорю, послушай: Я то, - говорит он,  - на много еще умней немного, чем ты об этом знал..., или не знал... И я вообще искал в амбалы себе именно тебя, а не первого попавшегося амбала. Я если ты не понял – умный шибко.
- Да ну ты, а я то думал, что ты обычный нытик, ботаник в лучшем случае, чмо и чудак (на букву «эм»). - А ты значится вона из кудой..., ну-ну и чё... че дальше?
- Ну, вот, я же и говорю, что мне только тупоголовности и не хватает шибко... Ты, понимаешь ли, я вот так как ты хочу, но не могу, и Чака Норисса еще вот за такое-ж уважаю.
- Да, ну и дела... прям и не знаю что и сказать..
- Ну, так тогда слухай дальше, я если хочешь знать, в свои когда мне было 17 толи 19 лет уже свои поднял аж 72 мильёна, понял!?
Ник, с своим и Чака Норриса обычным выражением лица: Да ну, и что?... – в том плане, что это как будто вполне все так обыкновенно, буднично, как бы само собой... один, мол вышел из троллейбуса, другой дальше поехал, и что тут удивительного то?... так, - ровным счетом же ничего....
- Не, ну серьезно, Ник, бабосы у меня есть, а смелости нема... – вот же беда какая... И я бы хотел бы у тебя ей научиться... А деньги что, - так ничего... они так... – пыль... взял да и протер... взял да и заработал честно (в америке все точно так, на то оно и воспитательно высокий ориентир в америке крутой имеет).
Сидят перепираются, Ник брать не хочет, этот назад не хочет забирать этот пакет. Сидят бухают, курят, и всё как обычно...
Вдруг.... тяжелая музыка.. и переход к замедленной съемке. Изо всех сторон к ним как бы выросшие из воздуха, из ниоткуда, приближаются разнообразные (но в основном крупные в размерах) крутые отморозки. Здоровенные все в основном тоже амбалы, качки и переростки, с отсутствующим выражением лица.... Они так медленно идут буквально отовсюду, от соседского столика, от распахнутых дверей, от стойки барной, от окон, просто от стен. (если мысленно расчертить вокруг тщедушного с Ником окружность, то они с шагом в градусов пятнадцать, если и еще не плотней). И у всех оружие, биты, двустволки, карабины, пистолеты (булав и копий не хватает, - единственный пожалуй недочет фильма, и парочки гранатометов калибра Д100, и лент пулеметных крест-накрест как у матроса у Железняка с «Максимом» - пулеметом). Они медленно но верно приближаются, и Ник их так же медленно и наблюдает... – Эх, думает наверняка Ник,  - щас в воздухе бы как то раствориться... Пробует, ан нет – не получается... А получается только Чак Норрис традиционно на лице – такая вот картина маслом...
Те приближаются «из всех щелей», Ник, Норис, Чак все здесь, и все желают раствориться, да шансов мало... Стараются еще сильней, видать и напрягаются а виду все равно не подают – Чак Ник он же и есть завсегда только Ник Норрис..
И тут, какой шкандаль опять!... Какая то нелепейшая песня... Откуда!? Что!? – Все от неожиданности так и остолбенели... Фальшивейшая акапелла!? А это тщедушный наш, бросился вдруг ни с того ни с сего на какой то первопопавшийся столб, запрыгнул на него повыше, закрепился там на этой высоте и знай себе поет чушь какую то. Да так еще и громко и противно...
- Ну, ладно – думают бандиты, - дурак он же и есть дурак... Но!!!! Непонимающий А где же Ник??? Глядят, а там где был Ник, больше нет никого ни Чака и ни Ника!!! – Вай, шайтан!!!
(Аха ха ха,.... Аха ха ха ха ха.... Смеется весь благодарный режиссеру и автору сценария зал) – вот это да, вот это прямо супер!!!! Вот же он ловко то как сумел, вот это ход, вот это да, ну супер же, великий американский чисто Супер...! –  или супер во чистейшем виде.
Отморозки растерянны и необычайно злы. Заглядывают под стол – там никого. Туда сюда, под другие столы зырк-зырк – и там пусто. – Да что б тебе, - думают. Срывают пару скатертей с пары столов, - ах же и там его нет, тю черть тебя побъери... В часах бы посмотреть, там где сидит кукушка, да нет в кафешке вообще никаких часов.
Записан

Прощайте и Здравствуйте, люди добрыя!...
кольцовъ
Спонсоры
*****
Offline

Сообщений: 863

Я люблю тебя, жисть...


« Ответ #284 : Январь 25, 2018, 07:39:45 »

№ 8 Карта
Ника садят на стул. Напротив него, метрах в восьми на таком же стуле уже сидит Качек. Кругом амбалы, падоднки и качки и обстановка раскалено-опасная, можно сказать и тревожная. На авансцену выходит сам Бэбби. (сам Бэбби!!!). - Оказывается не такой уже на самом деле и БЭББИ, а плюгавенький такой, даже как бы тоже тщедушный мужичишка, лет пятидесяти пяти с небольшим. И по виду совсем и не скажешь, что он и есть здесь, среди этих падонков самый крутой что ни на есть и пресловутый Бэбби... Так Бэби как Бэби – обыкновенный такой, средненький, нормальный Бэбби.. – ничего особенного.
Здоровается с Ником, привет-привет, мол... - Я, - говорит, - тута вот что решаю, - однако, вальнуть тебя надо бы малость... А то ты тут тень навел на мою плетень лишнюю,  на всё то есть моё героизированное имя и светлое. Словом навонял и сходил по большому и прямо в нашей во фирме. А у нас, у нормальных чуваков, так не принято, знаешь ли..  - Ты ж нафига, дорогой ты товарищу, так облажался то предметно? – Короче, убьем счас тебя, только вот побазарим сначала чутарик. Не, ну потом-то убьем, это уже ясно... – Всё  чтоб как в фильмах крутых наших, американских.
 Хотя может ты наоборот желаешь чтоб мы поступили?... - А че, можно и так... Хотя нет, таки потом уже ты ответить не сможешь нормально... и тогда тебя надо будет второй раз опять убивать, а это же лишние траты  патронов, ресурсов, да хоть бы вот и кинопленки... (так если и не сказал дословно, то ход мыслей примерно ж такой, истый, нормальный, здравый, с элементом налета сарказма).
 - Ты, расскажи мне, Качек, и ему, - пусть напоследок, мол, хоть послушает, чтбы знал за что его порешат  прям сейчас горячие мои товарищи и вот эти крутые подонки многочисленные. Как и чего он там у вас натворил, негодник этот такой, и нагадил, проказник,  так пошло и подло и много – так этот Бэбби выстраивает тему разговора, обращаясь к Качку.
- Тык, выходит, опять я расскажи, и я и опять повтори?! – снова за рыбу мол деньги... - А то ты не знаешь кто я весь здеся такой? Кино прям и немцы... – Или я не говорил, что это, оно, это – чмо? – И чё это ваащще происходит то здесь, а?!.... Че за такой цирк, а? – Или не знаешь ты кто мой папаша? – Я вот тут как понимаю: (1) - я тебе забазарил конкретно; (2) - ты это чмо порешил, потом;  (3) - принесли мне твои упыри его эту бошку от тебя, и (4) я в ней его и признал-опознал (видимо он думал что так только и должны дела делаться, за три-четыре хода) – и вот  и всех то делов. – А ты это дерьмо сюда притащил, и теперь оно здеся еще раз будет вонять... – И вообще не понимаю я, как это все понимать...(?) (это называется предъяву кинуть как бы, по русски означает – «негодовать и удивляться»). И качек показано негодует с еще  большею силой.
Бэбби:  Ну, что же, это пожалуй логично... – И да, ладно, Качек... – Извини если что. – Я, мол, же знаю, да и папашку твоего, как яркого гада, и тебе тоже верю как и серьезному падонку, и как родному, словом как и себе, почти. – Но, и однако и ты, как то тоже чутка кинь уважухи, хоть бы чуток к моему имени звучному Бэбби... (зрителей вон мол весь тоже полный стадион и будь ты хоть бы чуть-чуть да поприличней) то есть не наезжай так злобно... Таки же и я не мальчишка с мусорным там ведром, а все таки я пожилой человек... и а я сам я - Бэбби... Понимаешь ты, - Бэбби – это я, я – это сам, а то есть настоящий Бэбби!...(как бы показывает как себя надо вести, чтоб зритель знал, и принимал на себя хорошие манеры... Мол, старших – уважать, и доверять им и т.п. – таки же не только зрелища же, но и в воспитательном плане кино тоже ведь на людей должно воздействовать... Вот в этой части это именно как раз про то). Ну, так вота где то, да... Ага... Ато распоясаются все, и кто меня бояться тогда станет (это уже я домысливаю некоторые моменты, чтобы тому, кто этого не умеет делать, полегче все же было в них сориентироваться).
Тот, недовольно,  медленно, с обидой и снисходительно, исполненный подраненного превосходства:   Ну, тык, а чё мне базарить, я уже все сказал... – Этот, утырок, видать по карманам там шмонал... Завалил к нам, срезал бабки, а двух корешей моих лепших и сердцу дорогих товарищей моих (да будет им вечно в сердцах наших светлая память) замочил, гад такой. А там шухер в коридоре приключился видать, и он и слинял тогда и всё. И поэтому и меня видать и не замочил, а то бы и меня порешил, редиска такой, и дерьмо и урод... – злодей словом, не убоюсь этого слова «убоюсь» (и мол простите и вы мне, дорогие зрители). - И че тут не понятного-то?, - мочить его надо, редиску!... Или вон утопить как то на худой конец  в каком ни будь металле расплавленном, или на циркулярке распустить на доску необрезную, пятидесятую.., хотя можно и на дюймовку.. а мы тут кинопленку попусту изводим коммерческую.. слова вхолостую тратим (и время еще кинопрокатное).
- Бэбби, рассудительно: Так, ну что ж, хорошая такая, правдивая, хотя и пошлая и злобная история... - Ты что же Ник, - так ведь нельзя поступать с нашим же братом, подонком... или ты «что такое хорошо...» не читал? – Однако валить тебя надо за это..., раз уже дело такое, - так рассудительно вслух рассуждает Бэбби. – Что скажешь на это, Ник, нам на прощанье? Или молчком соизволишь в тот мир отойти?
Ник: - Все правильно, базару ёк... (с татарского «нет» означает) - и такой весь, как всегда брутальный, брутально же и говорит,  - Да, отпечатки на его пистолете мои есть, базару нет... и что замочены те гниды две из этого же ствола (мир иху праху), я тоже вполне уверен и отрицать даже не посмею это... Только вот у меня два есть вопроса – первый и второй...  (видть таки же хочет умереть решив эти вопросы последние, думает думающий зритель, интересно (толи страховка это, а толи и с завещанием что то...)  интерес прям конденсируется аж на пенсне зрительском с внутренней стороны).
-А ну давай валяй, да побыстрей уже, а то вон видишь – паренек то крутой, Качек,  весь шибко волнуется и негодует, до того справедливости в нем дух зудящий злободневен.
Ник: - Вопрос номер раз: (или сразу же со второго начать?, а ладно – начну по порядку.) - Нет, я не отрицаю, и даже вообще ничего не имею против его рассказа, - все почти так и было, (амбалы замочены, бабло исчезло) всё точь же прям в точь... Такой рассудительный, глубокомысленный, продуманный текст... там орфография, синтаксис, ударение – нет, все правильно, в общем... и все справедливо.  – И там отпечатки тоже мои на пистолете... – И вообще все путём, чисто, и комар носу не подточит... (а где же вопросы то, толи он время тянет, думает нетерпеливый зритель). – Но, вот вопрос: Зачем мне пистолет?          (!? и зритель аж ахнул всем залом огромным,  - насколько же тонко, изящно, предметно!).
Качек сразу в ухмылку: Хороший, - говорит, -  вопрос... и что этим вопросом он жизнь гад, себе удлиняет, или нам её укорачивает, или портит тут опять воздух, или  чего? Не, ну, думает, лучше б спросил: прочтите мол мне полное собрание сочинений виленина, Пушкина, Чехова, Толстого... из конца то в конец,  и я вам скажу про свой первый вопрос; Он, мол,  там зашит в тех томах, в тех страницах..., мол просто я забыл счас конкретно в каких, так как немного забыл..,  а  вот если прочтете то вспомню.. – по крайней мере было бы хоть понятней, а то же «зачем пистолет?» - Ну артист? Ну, казёл. – Шпана, а не крендель конкретный.
Но Бэбби, он же не просто Бэбби, а он крутейший такой Бэбби, и он сразу смекнул в чем и как дело и он говорит: - Тю, точно же, зачем же Нику пистолет! (как будто вспомнил, что то). – Да Ник порешить может хоть бы кого ногтем, чернильницей, тетрадью школьной школьника хоть в клетку хоть в линейку, кусочком мела, зубным порошком или пастой, помадой, лаком для ногтей перламутрового цвета, хоть стержнем от гелиевой ручки, шнурком ботиночным, дыханием одним своим свежим, банановой шкуркой..., не то что банковской и пластиковой картой... Да он, вона взглядом одним острым своим дыры в стене просверлить  может запросто... - А ты говоришь пистолет...  Да Ник, может и стрелять то из него не знает как... В том смысле, что наверняка знал, просто взял да и разучился. А за ним видимо и тянулась такая репутация славная, что он убивает всех подряд без использования пуль, пистолетов, а только находчивостью, ловкостью и смекалкой, - ну хобби у него такое, а толи и амплуа, а толи то и другое вместе, ну он же крутой  Ник... мол, не какое ни будь там нечто простое и обыкновенное....
- Так, счет похоже 1 :  0... - Айда сюда,  - давай второй вопрос, смотри-ка ж чё... и даже интересно.
- Вопрос второй, - говорит Ник, - Сколько ты думаешь у меня на спине или на теле родимых пятен, бородавок, шрамов, родинок, папиллом, дырок от пулевых ранений? Особенно на заднице, которая всегда в трусах? – вот же, как он лихо-то задал!
И тишина. - Все в тупике, вот так вопрос? Вот нифига... - вот так расклад!   Интрига стягивается в морской или не морской узел. – Так, ты значится не знаешь (это Ник у Бебби интересуется)? (тут все естественно думают, что сейчас начнут все это дело считать, в смысле - подсчитывать).
Записан

Прощайте и Здравствуйте, люди добрыя!...
кольцовъ
Спонсоры
*****
Offline

Сообщений: 863

Я люблю тебя, жисть...


« Ответ #283 : Январь 25, 2018, 07:38:45 »

седьмая часть "Карты"
Нет, извините,  я чуть чуть отвлекусь для тех кто не верит, знаю есть и такие. Но, я их недоверия сейчас развею. Вот глядите сами, следите за мыслью: вы ставите 10 тыщ баксов, - выигрываете. У вас уже их 20... Так? Ставите 20, выигрываете и у вас 40... Ставите 40 – и у вас 80.... 80 – 160... А это, когда уже через сотню перешло, то и быстрей уже пойдет гораздо и эффективнее: ставите 160 – получаете 320... 320 = 640...  640 = 1280 (а это ведь тысяч баксов!!! Подумайте только 1280 тысяч(!) баков... это на 280 тыщ. больше мильёна!!!)... То есть, как видите достаточно только прийти с какой то несчастной десяткой штукарей баксов и вот вам пожалуйста, я только что весь алгоритм и раскрыл, у вас уже 1280!!! Один лимон двести восемьдесят тысяч!!! – Нет, вы  серьезно то хоть понимаете что это за деньги!? Ну, нет, не подумайте, что я такой легкомысленный, я не скрою, что конечно же знаю, что часть там пробухаете, это само собой, вы же нормальный человек... часть каким ни будь проституткам отвалите, той что сдает тётке, какому ни будь упырю-оттопырку, какому ни будь да омбалу, там и в гардеробе и еще официантке, швейцару, таксисту, ну не подумайте что я забыл про все это, нет.... Даже налог, можно было б учесть, хотя это то конечно и вряд ли... Так ведь я лишь показал, что пол лимона – лимон – это вообще спокойно, так пришел, взял да и выиграл... Фу ты, и делов то... Зато теперь и вы знаете, что жить легко, и если денег надо, знаете уже что надо делать. Особенно когда вы в такой, исполненной крутых возможностей, крутой стране. И это вам не щи хлдрать лаптем..
А Ник тем временем берет килограмма два, два с половиной этих фишек и идет в кассу... Но что то тормозит его, снова у него прогон какой то, - замедленное воспроизведение включается (толи глюки у него, - таки же бухает он очень уж много, почти  все время), и он от кассы снова чуть не бежит к столу. И ставит всю эту полную охапку фишек. Интрига, накал, страсть,  Чак Норис на лице, пот на лицах работников казино, (зритель вообще весь в поту)  - шутка ли уже пол лимона выиграл, и ставит снова всё... (ну, поняли видимо, что он тоже этот, приведенный выше алгоритм, знает). - То есть и еще пару раз выиграет и привет... И их казино так запросто сейчас же может и поменять своего собственника на Ника Норриса. Так и идут интрига за интригой. Арифметическая сага, «Война и мир», за пять минут, т.е. в пятиминутном выражении американском...  Ему сдают семнадцать или восемнадцать даже очков... Но, вместо того чтобы остановиться (не заказывать больше)  и наверняка выиграть, что совершенно очевидно даже тем кто уснул или считать не научился еще, но приходит в кино на махачи крутые посмотреть...   (все то есть вообще зрители бы на его месте остановились и выиграли бы... – это уже и для них теперь так просто...), а он не остановился. И – перебор – двадцать четыре....  Ау раздающей было только шестнадцать, т.е. она бы на сто процентов (!) проиграла.... (!!!!).... А у него бы и было уже аккурат лимон и даже с небольшим (что то около + писят тыщ... не пять, а пийсят тыщ... плюс к тому еще миллиону!!! Нет, представляете себе, да!? – Умеют снимать фильмы в америке? – конечно да!!!)
Ник, глубоко (по Чак Норисовски) переживая, но по крутому так, брутально, пренебрежительно и гордо: Да, пришел с двадцатью пятью штукарями и ушел без пятьсот  двадцати пяти тысяч... – Ну, что ж, и такое бывает... т.е. – так себе тоже, обычное дело...
Тут и тщедушный уже его как бы жалея, - Да, мол,  ну как же ты так, а?
- Да, ты пойми, ты, тщедушный, у меня есть мечта, отвечает ему Ник,  – это яхта и море...
(мол:            он без них прожить не может,
с ними счастлив он и горд....
две любви яхта и море
в нем живут неразделимо,
 а граница между ними порт, порт.....    (имея в виду казино, конечно)               и припев:
 море, море, мир бездонный....  пенный шелест волн пребре-ежных
– так и напрашивалась песенка в эту душевную мизансцену Антонова Юрия).
– И вот я бы выиграл... и что?  – Поехал бы к морю, купил бы там яхту, зажил бы там (в смысле по людски)... -  А через лет пять бах, и кончились денежки, и что? – И снова я здесь и без денег..., - так что ли?.... – Так что ты знай, горемычный, мне без мильёна и нафиг не надо... А ты то лошара, думал что я просто дурак? И ты, дурак, это зря так.... Я и так здесь лучше буду мечтать и работать.... Или вот выиграю возьму как ни будь в другой раз... - Когда в другой раз руку удача на плечо мне положит.... – Ну, или еще что ни будь..., а то и не на плечо.... - такое глубокомысленное он делает умозаключение.  И зритель его понимает.
Через совершенно небольшое время, (тут я уже малость мог и забыть точно, но это суть хода творческой мысли не меняет), возможно даже прямо здесь же, на выходе из этой игральной конторки, подкатывает к Нику куча таких конкретно крутых чуваков. Такая нормальная, конкретная и серьезная куча. То да сё, и их много, и они все крутые, серьезные не показушно (и так то видно, что крутые, так еще же и вооруженные неимоверно). Куча эта и говорит: Ник, тут есть ряд вопросов до твоей гнусной персоны, и один крендель-приятель тебя ожидает в связи с этим... и звать его.... Ажно самое  Бэбби (о, не может быть, неужто прямо аж сам Бэбби?!!?? – кто то из зрителей просит вызвать ему скорую помощь)... Но, выражение лица Ника устойчиво и спокойно как часы «Ватер-пруф», как Чак Норрис когда он спокоен, или спит.  Или, что угодно другое (оно ж у него всегда одинаково устойчиво, на то он и Чак Норис – велико гениальный американский артист, и народный герой)... Кто-кто, но он-то, Ник,  наверняка же прикидывал и такой «расклад карты» - думает зритель, и естественно он в этом не ошибается.. – Ну, так то. зритель же думающий.. недумающий не смотрит такие фильмы... смотрит научно-популярные, где думать мало надо или не надо вовсе.
- А чё б здесь не забазарить? – говорит Ник, -  Че зря, мол, ходить то чё туда сюда?
-  Атак просто надо, понимаешь ли, не то мы тебя бы уже секунд как восемнадцать – тридцать пять тому как уже бы убили насмерть (или строчки три-четыре назад этого текста). Или смертельно хоть бы ранили и всех то и делов.. Да ты и сам в курсе, ты же и сам то крутой... – мол, знаешь что по чем у нас, у крутых... такшта, айда давай пошли, приятель.
- А, ну раз надо так надо... – Айдате тогда, тогда конечно, ведите к самому Бэбби если... я мол хоть и крутой совершенно, и хоть и самого Бэбби вообще совершенно не боюсь, как впрочем и  никого вообще на свете (кроме разве что летучих мышей)... (а ну, и чего в самом деле бояться-то когда ты крутой до такой крутой степени... -  не, тут вообще бояться нельзя ничего... а тем более у него же договоренности с этим Бэбби имеются... и Бэбби не должен к нему лезть, как и он сам к Бэбби этому не лез никогда, так как у них же договоренности) (а про мышей летучих речь и не заходила, так что бояться нечего ему).
Ведут его. Приводят в какую то халупу, толи офис какой-то, толи какая то пром. зона, какие в американских фильмах любят показывать. (конечно лучше чтобы там где ни будь на втором плане, станок – циркулярная пила стоял с пилой такой огромного размера. На худой конец – сверлильный с крупным таким сверлом, что, если что, - сердце чтоб сразу и просверлить. Или какой ни будь металл расплавленный, красный...  Или, в крайнем случае, зубчатые колеса огромного диаметра) – все это для усиления эффекта опасности для главных героев (ну, это то давно понятно). Опасность, однозначно показана в этой сцене высокая, тревожная такая, словом - полноценная опасность.
Записан

Прощайте и Здравствуйте, люди добрыя!...
кольцовъ
Спонсоры
*****
Offline

Сообщений: 863

Я люблю тебя, жисть...


« Ответ #282 : Январь 25, 2018, 07:36:23 »

карта. часть № 6
 Картина следующая:  качек привязан к стулу, гордо и злобно зыркает туда-сюда. Амбалы привязаны между собой на стульях спиной друг к другу, тут же недалеко, и выглядят жалко. Заходит та безухая проститутка.
- А, чё, здорово качёк... – Здарова, амбалы, - мол, как там дела?.... Ну, так а чё, ты, качек, а? - Чё, сидишь? - Мошть давай побазарим..? – ему так голосом говорит приятным, спокойным, вкрадчивым, как будто она каждый день такие рамсЫ разводит. Будто не проститутка, а типичный падонок, никак не меньше чем эти...
Качек ей: - Ты знаешь хоть, дуры кусок,  кто я здесь весь такой есть? (мол, что я здесь есть царь)
- Ты – гад, и я знаю, и я хочу вечеринку продолжить... вот собственно и пришла, т.е. все начинается в том же стиле разыгранной недавно здесь же вечеринки, только герои-падонки поменялись ролями, и она уже в роли подонка (а ля Граф де Мон те кристо, американская версия) зритель вообще очень такое уважает. Она ему гадости, он ей в ответ их же... - ведь он же крутой, и у него папашка, с его уже, папашкиной, крутизной... ну и там бабки, авторитеты, все что надо в общем. И он ничего пока что не боится и даже стращает их всех (и Ника и эту проститутку).
- А вот у меня ка погляди ка чего здеся есть... – и она интригующе вытаскивает из своей сумочки... (чего вы то думаете?)  - Гы..., - ножницы, большие такие... - Я, говорит, щас тебе твой центр вселенной-то и без того не шибко надежный, слегка и налажу;  Подкорректирую то есть его малость, укорочу слегка... - ну и видимо два, что помельче сателлита, что там с центром рядом, имеет ввиду тоже... И так ножничками цок-цок.... Испугался тогда не на шутку качек.  (и зрителю тоже стало как то тревожно).
- Это, слышь, ты это давай а, не делай так а.... (ну прикинул видать, что дела не так и хороши, а эти чудаки-упыри ему не сильно то и верят, что он на самом-то деле крутяк есть аж наикрутой, т.е. недоверчивые такие пошли, блин, подонки). И он лебезит. Мол, не надо бы, а... мол, мамаша, одумайся, очень прошу....
Она: А ты мне расскажи как ты меня любишь  (ну, тоже все такое какое зрители и любят, и любят смаковать такое, ну до того же смачно),  и она ему ширинку расстегивает так тоже вполне профессионально. Ник, толи загадочно, толи с небольшим испугом, наблюдает в сторонке. Мысленно прорабатывает качественное изменение обыкновенной простушки, и честной девушки-проститутки в матерого поддонка, такого основательного, холодного, плотного... – и восхищается Ник).
- Ты это, слышь чего, проститутка, давай лучше возьми вона там его деньги да отвались, а? – это он, Ник,  ей так говорит. – А и чего тебе, и теперь?... - Пусть этот упырь поживет себе, тебе то чего, бери вон писят штук да вали по хорошему, а... ну, очень прошу... Ты ж ить проститутка, а не подонок по жизни, и ты ж не специалист там, кастролог...  - Ты не должна, мол,  быть жестокой-то такой, что даже мне вона почти уже и страшно его жалко (а мне может вообще я уже и не помню когда и было жалко, и тем более страшно, на то я и такой вон крутой весь как есть), а сейчас вот уже чуть ли не стало.
Но та не унимается, и в угоду зрителям с художественным вкусом, под трусливые опусы качка, таки чутка его там подрезает, но чутка видать, то есть по всему видно, что не в полной мере.... Хотя и тот, конечно, подмачивает и при этом уровне накала, грозную и крутую свою репутацию, ну и штаны и седалище стула, разумеется, тоже.

Сцена другая: она и Ник, стоят на улице. Она отдает ему бабос. Он снова ей, мол это же твоё, мол, дура ты... Та снова ему (ну типчная тоже сцена, обычное дело, писят штукарей баксов, всяческое благородство типичное, типичных благородных положительных героев... – Д,артаньян с Мон-Те Кристо отдыхают... – ранимый Гамлет и Дездемона утонченная... – типично американские)... В результате кто-то, скорей она чем он, наконец догадывается и делит пополам эти пачки.  Она сует ему половину и отваливает уже до конца фильма, т.е. в прекрасное, и что характерно, заслуженное далеко...  Улетает вместе с великими американскими мечтами – баблом и воссозданной великой справедливостью. С вполне восстановленной честью честной американской девушки и проститутки. Ник привычно хмурит бровь, - играет Чака Норриса. (успешно играет).

Вместе с бешенной этой деньгой входит Ник в казино, где и ждет его тщедушный тот из начала картины, и заодно одна из главных сцен фильма.  - Он садится за стол и начинает играть. Так потихоньку помаленьку втягивается в этот необычайно увлекательный процесс... Играет напряженно. Показывают игральные  карты: то ему король выпадает, то другие карты – семерка, дама, туз даже, в общем аж так прям  дух и захватывает... Или в пересчете на очки, то у него девять...
 Он: Ещё... Ему дают еще четверку. (становится тринадцать, смекает смекалистый зритель), (так... -  это тринадцать, а надо то двадцать одно, продолжает смекать он же, и значится можно и даже нужно еще карту просить). И сам Ник так и делает – просит: Ещё... (о чудо!, зритель как бы вовлекается в самую нутрь картины, - такой ход прямо аж чуть ли не мурашки! – вот же дают американцы, ну просто ж вообще! Супер как гениально!). Она дает еще шестерку, следовательно, равно уже 13 + 6 = девятнадцать!?!?! – И это уже чуть ли не заявка...(!) что ты..., - тут страсти у страстных начинают закипать... И тут самые козыри, самые важные пошли момента..., - сам чистый изюм, сахар, мёд, что только может быть сладкое – все это тут... прям в этом месте... – всё и в одном флаконе! -  тут зритель попкорн свой начинает заедать валидолом, у кого он есть... у кого нет Колой давятся, - волнуются же, о как тревожно.
Ник: О, я кажется чувствую, что на плечо мне положила свою руку, сама тетка удача (вот это текст!, вот ни фига сибе текст!).  - И если так, а я ведь крутой чувак, и кто как не я знает, что это именно всё так и есть.. – что мне мол кажется, что это мне не кажется, а это точно... – Кажется точно, что не кажется... - ну, он же крутой, он всё прикидывает, анализирует, он же еще и глубокий аналитик.
– Ты  дай ка ты мне, мать...,  мать твою так, двойку, пожалуй, старушка... – пока мол я чувствую и мне кажется то, что мне кажется..... Тетка (которая сдает карты, это же он к ней обращается, а она с ним знакома, т.е. знает, что он реальный крутой тип) и она так медленно снимает карту с колоды, так медленно её переворачивает, а там... А вот ты догадаешься чего у неё там?... Вот и то то же и оно... то, что там знаешь вообще сколько там карт? -  Вот столько там и вариантов, за минусом тех которые уже на руках, т.е. вероятность вообще не такая уже и высокая чтобы дать ему «двойку»).
А тот тщедушный тем временем азартной  игрой увлечен. Он кубики мечет. Два кубика (кости) и вот их кидают такие же азартные и смекалистые чуваки, и у кого выпадет сумма большая тот и выиграл... – Нет, представляете какой и азарт и смекалка!?... И тут же тебе и развитие интеллектуальное, таки же надо бегло уметь прибавлять числа, сравнивать их, запоминать у кого сколько... Правда там им и помогают такие особенные люди, которые берут за эту сложную услугу свои какие-то проценты, но дело разве в этом. Главное, что отдыхает человек свободный душою своей, растет интеллектуально,  и развивается как личность умственная, как личность свободная и гордая. Но, самое главное – может ведь денег выиграть уйму... Просто взял да пришел, сыграл, и выиграл... Каждый американец имеет такую возможность..  Не зря америка – страна колоссальных возможностей. Тут те кто по америке «засыхает» начинают засыхать еще более интенсивно.
А та чувиха, между делом, которая карты раздает, таки же дает Нику.... Нику дает.... вытаскивает ему
карту... в замедленном уже опять времени переворачивает... А там... Ну, посмакуйте... Не торопитесь... Это же сценарист и режиссер старались наверное не один месяц, такой накал создать, такое сделать, придумать, реализовать... – художники, да с большой буквы Хэ, и молодцы!!... Да, она ему дает «двойку».... и – двадцать одно у него... -  Очко! – Вау!!! Попкорн начинает усваиваться прямо в руках... – Ник выигрывает сто или даже больше баксов!... Бухает синьку.  Тут же заказывает еще, и ставит все что выиграл.  Выигрывает и  снова ставит... выигрывает и ставит и снова выигрывает.... Слюна брызжет у всех... и зрителей которые там с Ником этим в кадре, и тех что в зрительном зале, последним хочется скорее досмотреть фильм и сразу в казино бежать... Так Ник, все время повышая ставки, выигрывает пол миллиона (!) баксов! Нет, прикинь, - за каких то минут там десять, пятнадцать, ну пусть двадцать – ПОЛ МИЛЛИОНА баксов! Не, там конечно в кине артисты, но зрители то люди, и они уже  как в туалет вполне на казино созрели... и невтерпеж уже им, и еле сидят они... – азарт, адреналин, феромоны, что там еще? - бьют через край!!...
Записан

Прощайте и Здравствуйте, люди добрыя!...
кольцовъ
Спонсоры
*****
Offline

Сообщений: 863

Я люблю тебя, жисть...


« Ответ #281 : Январь 25, 2018, 07:35:11 »

часть 5 про карту
- Да, это, мол, я это слово сказал только что...  да, именно это слово БЭББИ.... - Но, типа если ты ничего не расслышал, то там и еще  два слова были ключевые, -  одно «что», и второе «передать». Еще раз повторюсь, а то я так понимаю, ты малость не слабо глухой, но это ничё, и такое бывает;
- И я говорю, повторяю: Что же сказать Бэбби? – это на тот случай, если слово «передать» ты не понимаешь по чисто английски, и приставка вот еще «же» - так просто, на всякий пусть случай будет,  вот взял её да и вставил. - Еще раз и все сразу, без «жэ» приставки, прослушай же снова всю фразу: Что передать Бэбби? - Это вопрос у меня к тебе, или вам всем тут такой. Кто то из вас знает, что мне ему передать?... Или никто с вас это не знает?  А то видимо и придется ему передать, что тут никто не в курсе чего ему предать-то я должен... и я, мол, в непонятке и сам в полной (а уже зрители то и подавно должно быть). – в общем интрига нешуточная.
Качек презрительно еще раз переизмеряет Ника презрительным (более точным) взглядом, заметно, что вносит  какие то поправки к прежним измерениям, и уже не на все сто процентов снисходительно бросает ему: Да ладно, чувак, а ну давай, заходи. (поглядим мол какой такой Сухов).  Что означает, что в крутой америке слово Бэбби означать по крайней мере может многое.
Ник заходит в номер. Качек настороженно его рассматривает, и спрашивает амбалов: А вы хорошенько его обыскали, амбалы?
Амбалы: Базару нет, всё, мол,  нищьтяк шеф.... оружия нет, пулеметов, гранат и ножей, финок, пик, заточек там всяких разнообразных, гвоздей, шила, лопаты солдатской военной, и даже иголок....
- А в шапочке не забыли посмотреть? (мол, а вдруг там граната или чего еще, ну мало ли).
- Тьфу ты, чет (ругаются амбалы), в шапочке то и точно забыли же посмотреть, - и они срывают шапочку с Ника, обыскивают её (но там, понятное дело ничего не нашедши) и снова бросают её ему на бошку, выказывая очередной раз свое презрение, однако и не без недоумения.
- Ну, так ты просто ходишь чтоб сопли жевать, или базар будем тереть начинать? – интересуется как бы между прочим, как бы между делом, до неузнаваемости заинтригованный словом «Бэбби» качек.
Ник: Да тут недавно гражданка одна была на одной вечеринке... (те переглядываются, с язвенной улыбкой). - Таки же осталась она недовольной...
- А это ты про ту проститутку?! Аха-ха ха-ха ха-ха, гы-гы..., как бы чуть ли не заливаясь искренним поддельным и надменным смехом, улыбаются и Качек и амбалы. (напряжение и интерес в них пропадают,  ибо же ясно, что вопрос связан с проституткой, и важным по сути как и де юро, и как и де факто быть просто не может, в том числе и для Бэбби, скорей даже тем более для самого Бэбби).
- И чё, типо двадцатки ей мало?... и... (и тут буквально на полуслове Ник, гордо начинает ему говорить)...
-Тык, тут, говорю..., - говорит Ник. (и тут качек его уже перебивает резко так).
- Ты, жалкая мразь, тварь, гад, ты злодей, а ну не перебивай меня вообще никогда,  ты запомнил!? ты понял!?...
- Да, сэр, - и исполненный поддельного уважения как бы с понтом и кротко осекается Ник.
- Так вот, я продолжаю... (в том смысле, что мол я позволяю себе позволять продолженье чинить прерванной речи).  Кароче, да, видимо двадцатки маловато будет... там холостой выстрел, ухо... должно быть чуть подороже (сам достает из ящика стола пять пачек по десятке в каждой), а чё ей может  пийсят штукарей баков дать, а? – А..., как ты глядишь, негодяй, сутенер жалкий? - Давай я дам ей этот бабос, и все у нас будет наверно культурно?.... и продолжает стдраться...
Снова на полуслове Ник перебивает, что-то по делу, по положительно геройски... типо, чтоб тот возможно виновным себя ощутил хоть бы немного (проверить как бы есть у него совести хоть чуть, или нету её даже вообще)...  Ну, там намекать, что девушка же мол..., и чуть ли не невинная жертва, и все же девушка, женщина, будущая мол чуть ли не мать... – поэзия, одним словом, чуть ли не лирика... (чуть не «Руслан и Людмила»).
- Чё!?! - Ты опять смел осмелиться и меня перебить, грязный шакал, поддонок, мразь, скотина!!! (бросает деньги снова в стол). - Ты, чмо и сутенер поганый, будешь меня здесь перебивать, - ну и продолжает нагнетать уже и без этого очень уж нагнетенную обстановку.
Ник делает загадочное (хотя оно точно такое же, т.е. обычное, почти что как всегда у Чака Норисса) выражение лица и мысленно прокручивает свои мысли (это показывается уже как бы в замедленном режиме). А гад и качек между делом, достает тот же пистолет, наставляет его дулом на Ника, и продолжая издеваться еще больше, как бы надругиваясь надсмеивается (толи насмеиваясь надругивается). - Так, грязный и поганый сутенер, щас ты гад, будешь говорить мне какой я хороший,  добрый,  справедливый и честный, а я если тебе не поверю, то и замочу тебя здесь как я тебя здесь и замочу (т.е. как чуть ли не собаку бешенную) и беспощадно.
- Ага, ладно, - начинает свои заунывные реплики Ник, - Ты, – говорит он, - хороший, такой весь крутой, симпатишный (и перечисляет хорошие слова, которые ему на тот момент известны для этих неожиданных случаев). Но, сам то мысленно (в замедленном как бы режиме) уже начинает прокручивать своё уже кино, т.е. готовит какой то, известный только ему подвох.  Стоит и прокручивает и прокручивает, медленно же всё у него там в этом прокручивании...
Качек тем временем решает так, - говорит амбалам: Так, чуваки, тащите-ка это дерьмище отсюдов, чтобы оно тут не воняло боле. – И мне, как чуваку  крутому,  в эту кучу дерьма стрелять из пистолета чейта скучно...  – И там, на том же лестничном на марше намажьте его ровным слоем, где давеча вы с той проституткой... – Пусть там и лежит он, то есть оно, и засыхает потихонечку.
Амбалы: Да базару мол нет... – намажем ровно...  – А, ну айда давай, гавно... ступай вон.
А, Ник, с еще более озабоченным видом тем временем уже завершает  свое «прокручивание»... и потихоньку трогается к двери. Амбалы и качек удовлетворенно и снисходительно улыбаются.
Примерно на полдороге, когда прокручивание видимо завершилось полностью, начинается крутая драчка. - Ник выказывая необычайные чудеса ловкости мочит обоих амбалов (а там в ход идут и банковская пластиковая карта, и пепельница, и еще что то из гостиничного инвентаря. Но, что не характерно для американского выскохудожетсвенного проекта - без единой даже бейсбольной биты, без традиционных гранат, длительной стрельбы очередями и т.п.), круто так, изящно, профессионально, ловко, - все как в качественном кине (почти как в индийском, только правдоподобней даже)... И только там амбал его бить хотел, а он так уворачивается и нА... ему ногой в грудак, потом и рукой нА ему.... А другому так вообще карточку банковскую в голову так ловко кинул, что тот чуть сознание и не выронил, - кровища из него как брызнет, - прям вообще! Но, тот и с кровищей на Ника прёт, а только Ник ему нА в пряник, нА в рыло еще раз, нА еще раз в табло, и в морду еще, и еще раз нА в репу... Тут снова другой лезет и ему он тоже нА, ногой, потом другой ногой нА, потом уклон, нырок, и с шагом нА боковой хук, апперкот нА и джеб двойной нА ему слевой, нА, нА... -  словом – красавчег, - прям полный нищтяк как дерется.
После так же легко и непринужденно стреноживает и самого качка...
Записан

Прощайте и Здравствуйте, люди добрыя!...
кольцовъ
Спонсоры
*****
Offline

Сообщений: 863

Я люблю тебя, жисть...


« Ответ #280 : Январь 25, 2018, 07:32:53 »

про карту  часть 4
- А вообще Ник, говорит она с красной строки (как бы отдельной темой) как был бы ты хотя бы негром что ли..., то я бы  конкретно бы отдалась тебе на раз.... Прям без базару и на раз (в смысле быстрей чем на «раз-два и три», что ровно в три раза быстрей)... Прямо вся-вся бы так и отдалась без даже хоть бы чего, т.е. без промедленья... т.е. сразу)... Вот до чего ты, сука, гад, свинья и хорош.... – Одно слово – крутой... Одно смущает, ты падонок белый... (то есть не нигер). И все бы вроде ничего, но кажется мине, что от тебя прям как бы воняет что ли... что ты как бы не чистый телом, толи не сильно чист... грязный какой то... а вот  бы был бы ты нигер... я прям вот вот, ей ей бы отдалась, а не сдержалась... (тут зритель искушенный понимает, что если быть крутым поддонком, то бабы вообще все сразу его.., в том плане что «на раз», а это ли не здорово, и это ли не кайф как до того же круто...).
(И заодно, это совершенно очевидно еще ход такой удачный и режиссерский и сценариста, что вот мол, видите какая америка вседоблестная страна. Никто не чморит нигеров, и те вообще во всем свободны... и даже рассуждают как и кому бы отдаться... и на белых аж наезд могут  совершать приспокойно... и на крутых... – это типичный вывод одного из моих зрителей, которых во мне, да и вообще же, много. Этот из них логичный, он аналитик как бы).
Ник, чуть улыбнувшись слегка тоже брезгливо, как это делает любой крутой чувак, ей благодарность там, - мол, ну, да ладно... - Рад был, что увидел.. ты там не бзди если чуть что, в смысле не ссы... и если что, то сразу – почему... то есть меня чуть что свищи, и я же крутой, и если что, то да.. в общем, вместо спасибо, - «ладно»... И шевели копытами отсель.... иди, кури бамбук... а если хочешь и еще посиди, побухай вон синьки..  как это должны делать (по авторскому замыслу) всегда все черные и белые американцы или крутые.
Далее сюжет развивается в русле таком: водит Ник хлюпика по всяким, ну очень уж красивым заведениям культурным американским, где, что естественно, играют все и во всё. Все там блестит, сверкает, мигает красиво и с размахом. Так они ходят по этим заведеньям взад вперед, но только смотрят... (тут я слегка не понял для чего, хотя есть версии, но не о них). И, таки приходят в менее «размашистое» заведенье. Тщедушный тщедушно же интересуется: А че мол мы сюда вообще? Мол, это вообще одно из тухлых самых на первый взгляд глаза?
- Ты че баран, дурак?, - говорит ему Ник с обычным своим, крутым выражением лица,  - Блин, ну и дурак ты, баран, -  это же как раз та дыра в которой играть только и можно... а те, предыдущие только для дураков и дураков-туристов – лохов то есть, коих в америке не сосчитать в крутой. А здесь самое то... И здесь можно сразу много поставить и выиграть, а в тех, показушных, что лишь для туристов, баран ты, нельзя так чтобы прям круто поиграть...
- А, тада ладна когда так,  - успокаиваясь, облегченно вздыхает баран. И тут же решается сыграть по крупному (одна из разновидностей крутизны), и не без гордости достает стодолларовую купюру.
- Ну, ты тут это... не того, я не советую тебе тут... Ну, в общем, послушай мой крутой совет, разменяй её счас же и играй помаленьку, ты понял, дурак?
- А, да, я кажется тебя теперь понимаю, - и добавляет, но уже как понимающий дурак – Я поменяю её, на «по пять» и буду играться по «пять», но подольше, - ведь так?
- Ога, так и играйся, давай... – снисходительно снисходя с высоты своей крутизны, бросает крутой Ник.
Тут видимо идея была, чтобы тщедушный этот долго играл, потому как Ник в это время отлучается (а и чего этого здесь игрока-то караулить-пасти, когда он по пятачку и играет только, т.е. он этим здесь не привлечет ничьего внимания). А Ник, с нахмуренным еще более крутым образом взглядом, отправляется... на крутой машине куда-то...

Гостиничный номер. В нем трое подонков – качек и амбалы. Все выглядят как типичные отрицательные герои-негодяи, если не еще хуже, - снисходительно брезгливые, высокомерные взгляды и т.п. Стук в двери. Амбалы снисходительно подходят и снисходительно открывают их. Там Ник, весь как и обычно необычайно крутой и еще и в шапочке деда мороза (санта клауса по ихнему) в голубеньком таком колпачке.
Амбалы: Привет, тьте чё здеся надо, гаденыш? (хотя гаденыш не сказали, но это явно и очевидно прослеживается по всему).
- Да, вот зашел вот, шел и решил вот зайти,.... - или подобное нечто, им отвечает гордо Ник, старательно притворяясь как бы чуть менее крутым, но у него это почти не выходит.
- Чё, мол, -  чё-чё?
- Я, говорю, что зашёл вот... и вот...
- Да? Ну, так и вали отседов, гавна ты кусок,  - ну это типичный для крутых парней, в крутой америке, крутой такой и разговор обычный... при виде особенно какого-то куска говнюка, да еще и в голубой шапочке санты клауса.
- Тут качек интересуется, - Эт чё там за упырь, какого ему надо хрена, чего мол за бык за такой?
- Да лошара какой то типичный, в шапочке санта клауса  (деда мороза по нашему) – отвечают амбалы.
Качек, вглядываясь в открытую дверь, и налаживая визуальный контакт: А, а то-то я и гляжу, что воняет дерьмом,  - думал не иначе нагадил что ли  кто то под дверью... теперь вот вижу, ага, - точно насрано как будто... и шапочка еще санта клауса (деда мороза) сверху... Вы уж, бугаи вы мои, там это всё подберите, ога? А то че оно будет лежать и вонять - то...
- А чё вообще ему надо то, козлу этому грязному (в смысле вонючему)?
- Да так, ничего, просто он урод... - Просто, говорит, шел и зашел. - Вот же казёл, а какой, - вот же блин сука дебил какой, а... Толи давайте метнем в него что ли гранатой!? (это шутя так).
- Так и пошлите его к факинчетовой матери, (это типо  матерь Ебана, в переводе с какого то там, точно не помню, толи Югославского) - продолжает по деловому качек и надменность на роже его отрицательно-геройской делается еще даже надменнее.
- Амбалы говорят: Слыш ка, чёрт, ты вали ка пока цел, ты гавнюк ты такой...  и дверь перед ним закрывают... Ну, так чтоб перед самым его крутым носом.  Но, Ник, так тоже надменно почти подставляет под дверь свою ногу крутую, в ботинке крутом, и дверь не может закрыться. Все трое подонков чуть ли не ошарашены таким этим, и не успевают они ошарашиться полностью, как Ник спрашивает их:  Только вот у меня один маленький есть к вам вопросик...
Ошарашивание усугубляется еще больше... Взгляды творят чудеса и в том раскрывается великая сила артистического и американского таланта крутых американских актеров.
- Так... это ты счас вот это про чё там из глубины своей кучи пробулькал? – они его так круто спрашивают, те, все двое бугаев, что с дверью рядом...
А он так напрямую к качку обращаясь (он прямо в лицо ему, но немного только надменно так смотрит, то есть не на сто процентов надменно, как это он делает часто и  обычно... а чуть-чуть всё-же менее надменно (процентов на 80 – 85 надменности), поскольку вопрос то видимо важный и острый, и чуть ли не животрепещущий), лишь как бы, кося как бы под дуркака, а  заодно и санта клауса).
- Я говорю, вопрос у меня здеся есть.... (снова взгляды и напряжение повышенное. -  зрителя как бы захватывают в магнетическую квазиэссенцию, и напрягается, любящий такие напряжения зритель, не любящий же просто таки весь трясется аж весь от такого напряжения высокого)...
– Ну, так а ты и спроси, хорош уже резину то тянуть... (и по человечески их и понятно, ну сколь уже можно то переливать из пустого в порожнее). Но Ник (и сценарист, и режиссер) так не считают.
- А что передать Бэбби?             (вот так тебе на!!!, - думали все, что интрига исчерпается вот-вот, вместе с этим вопросом, а она-то еще и усилилась даже). (ну, все же то думали, ну спросит он, типа: «который теперь час?». Те ответят и всё – и закончилась сцена, а тут... – вот она где глубина!!!)
Качек с недоумением вглядывается в закасившего под полудебила-Ника, тот ведь буквально недавно еще в глазах его был полнейшим дебилом и дерьмом стопроцентным.
- Чё чё..., чё такое? Это ты счас сказал это слово «Бэбби»? Или это как понимайт? – очень уж сильно удивляется, мало чем в жизни удивляемый, качек.
Записан

Прощайте и Здравствуйте, люди добрыя!...
кольцовъ
Спонсоры
*****
Offline

Сообщений: 863

Я люблю тебя, жисть...


« Ответ #279 : Январь 25, 2018, 07:32:11 »

часть 3 про карту ту же
- А вот ты ка на это тогда посмотри, - и она волосы с левой стороны отодвигает, а там....(!?! вау! (в смысле вай-вай!!!))  – прямо чисто жуть.... Там вместо уха рана такая вся фу-..., какая, ну страх как противная... (тут попкорн ващще не лезет даже уже, а может и вообще чувствительного стошнить прямо на кресло кинозальное).
- Вай.... (в смысле Вау!), - Нику аж тошнотворно, но только не много, делается,-  ну тык на то  он и крутой...
- А ты думал?!... – И вот мол и я про то... – укоряет его, обиженная и оскорбленная проститутка.
 - Куда я без уха теперь, мол нам, крутым проституткам,  без ухов никак. – Ну вот как вота я и без уха теперь? – Как, и чем работать? (а с учетом предыдущего рассказа догадливый зритель уже догадался, что как проститутка – конечно, почти что везде уже никуда... и угрюмо сожалеет чувствительный зритель, и сердце аж щимит... - Шутка ли – такое с проституткой уделать... Так очень не по людски совсем).
- Не, не... хотя я и крутой, но я так не играю... Да тут видишь ты, гымза непослушная (одноухая), какое дело.... - А кто тебе говорил, что в той гостинице не надо лазить, а?! – и он еще раз на неё спускает праведный и крутой свой гнев. (видимо он и раньше её уже предупреждал, что в той гостинице проситтуировать опасней чем в других и обычных, а она вот, видишь ты не послушалась, стерва, кобыла, дерьмо... чуть ли прям не гадюка... и вот результат). И он говорит, что он не может. И что, главное, что в той самой гостинице страшной крышует такой чет (чёрт по английски, в смысле гад), такой воротила, такой крутой гаденыш, что вообще короче швах... (тупик по русски). И ну, никак, вообще. – то есть ничем не помочь. - Но, так как я вообще крутой, то с этим  гадом у меня еще и договорчик (договоренность) имеется, что я к нему не лезу, а он, меня всего крутого такого уважая, ко мне не лезет тоже, и никогда и ни зачем. (в мои мол внутренние дела как частного охранника, частной же охранной фирмы... мол, паритет у нас с ним полный. – Он там себе крутой король и типа дон Карлеоне, и я тут такой... – просто крутой). Вот так вот... – тут у нас крутых парней все вообще по крутому схвачено, можно сказать по серьезному... по деловому так...   и ты ступай ка, отселя, подруга, слышь... Впредь лучше слушай когда тебе я говорю чего (благо одно то ухо осталось, то есть таки же еще можешь ведь расслышать). Она, скрипя зубами валит. Вся такая жалостно выглядящая. Даже не скажешь, что проститутка, вот до чего вся несчастная.

Ник, такой весь крутой, едет на крутой американской машине, по крутым же американским улицам. Приезжает видать в свой офис. Там типичная американская типа контора. И там же шеф уже его ждет. И там же, недалеко от шефа еще один, какой то тщедушный и молодой тип.
Шеф (ну после там привет – привет): Тут это, Ник, такое дело... как там, кстати, твои дела? - А, ну нормально, если так... - Тут вон заказчик для тебя есть... - и кажет пальцем в того типа.
Ник, измеряя его своим Стейтеновским взглядом (профессионально и мгновенно приравнял к типичному гавну обыкновенному, унылому, коего много везде): Этот чели?
- Да, этот, этот... - Вот ему твоя как раз и необходима помощь...
-  Да я бы, я же крутой, лучше в дерьме бы захлебнулся, чем этому тщедушному хоть в чем то помогать  (но это мысленно), а вслух: Че от меня ттье надо, ты, тщедушный?
- Тык  это я... тут видишь ли какое дело... я так то вообще же молодой и в душе... и вообще такой весь, ну в общем ты правильно сразу так все обо мне подумал, а главное – точно... - Вот я такой и есть на самом деле. - Мне даже сигареты без паспорта не все дают. - А мне страсть как поиграть в казине охота. - Да только жеж и нужен мне амбал какой то, тупорылый или тупоголовый. - Точно такой как ты.., да. - Ты – вообще в самый раз...  - Ты же морпех или ты кто там.... – коммандос, что всегда бегает с пулеметом, или чем то там таким еще оно бегает, - с гранатометами... - Ты же такой, амбал? – Такой весь брутальный, четкий... прямо крутой весь вообще! (восхищаясь).
- Э... Темнота... - Сразу видать что хлюпик.. Вообще то я крутой чувак, и вот какой еще: у меня высшее образованье есть (и говорит какое), и еще я каратэист, и еще я то да сё... и еще вот я какой... и я в добавок еще много чего есть из добавок...  и там какой то чемпион... и во войне участник... и даже награды есть... -  словом крутой конкретно весь и полноценно, а то и даже круче (сказал бы, да скромность не позволяет), что в принципе почти что невозможно... Так понял что ли, хлюпик? И запомни, склизняк, морпехи - не спецназ... в смысле видать, что те не бегают, а больше ныряют...  и не ОМОН, - то-то вообще – полная жопа... Ты бы еще сказал гибдд(!) - йаха-ха-ха, ну, хотя это я уже слишком..., извиняюсь.
Ну да ладно, главное чтоб хлюпик понял, что он есть хлюпик. И тот (хлюпик) сразу всё и понял,  он в этом фильме догадливый был  такой хлюпик, только тщедушный малость.
В общем, так нехотя, с надрывом, с неприязнью Ник берет этого чувака под свое крыло. Едут на крутой машине, по крутой америке, по крутым казино.... – то есть пошла работа...
Однако, Ник, через служебный вход, входит в помещение, какое то техническое, толи в типичную прачечную, толи что то такое на вроде этого. Там негритянка разбирает какие то тряпки. Он с ней, гыр-гыр. Мол, знаешь ли, Тамара (пусть это будет Тамара, хотя она скорей боле похожа на Зою или Надю, только она нигер, но это здесь же и не важно). 
- Тут вот, Тамар какое дело... - Тут у вас чмо одно живет в гостинице, на верхних этажах, качок-упырь какой то, и два его амбала, кто есть такие, где, когда, ну и кого и что?
- Ой, Ник, я знаю ты крутой, я вижу это... Но, я тебе сразу же так и скажу американским языком, что лучше бы ты подальше шел отселя, и еще лучше быстро... Не лезь сюда вообще, тут знаешь ведь, как у нас тут все круто, это тебе не просто так, туда-сюда... тут ведь дерьмом, между прочим, очень и сильно попахивает и конкретно, так что вот так вот, послушай меня..., я знаю.
- Да ладно, Тома, ты же меня тоже знаешь... Ты мене на мозоль то не жми, Тома... Соль мне на ягодицы не насыпай с горкой, Том... – Я, если что и  сам то вон весь крутой, так то то же, и  так вот... Но надо, мне...  - Ты понимаешь, ты, старая  ты кошелка, надо мне... уо как! (шутка ли, -  честную обидели девченку-проститутку, задета честь женская, девичья честь,  а это не фухрЫ-мухрЫ). (уо как!,  а не просто...).
- Ну, Ник, ну ты и крутой в натуре... Ладна, давай так... -  Эх, если меня хоть кто увидит, что я с тобой здесь говорю, что ты вообще здесь... со мной... хотя и без меня... если увидят... - Меня размажут сразу по асфальту прямо здесь... а знаешь ты какой у нас теперь асфальт крутой?
- Ладна, не ссы давай... (в смысле не бзди) лучше базарь, - поможешь?
- Эх, давай так, по крутому, по нашему, по американски то бишь... если как че я нарою, то в такую то вечером «дыру» (это дыра такая, типичная американская - крутое заведенье где все бухают, все крутые, и курят... бросая крутые взгляды... музыка и дым... и все такое... девки проститутки, иногда красивый стриптиз, а иногда не так и красивый...) и  завалюсь, и там все вывалю тебе... А если нет – не обессудь... Хотя, конечно, мне и страшно... и за тебя, и за себя... Но ты то хоть бы крутой... Ну, а мне, знать, хоть вшивых сребреников вдруг да и от тебя перепадет... (и это её греет), (или согревает).
На том и порешили.
Вечер, того же дня. Такая то (та самая) американская типичная дыра. Музыка, дым, все курят и бухают. Ник пьет и курит и сверлит вокруг своим крутым и хмурым взглядом. Подваливает негритянка Тома. Привет – привет... – как мол дела?... Садится, и начинает тоже бухать синьку, как истинная и полноценная американка (хотя сама и  негритянка только, и афро лишь американка).
- Ну, вот что, Ник... Еще раз говорю, ты лучше б сюда не совался.... -  это такие то и такие то типы...
- Низкие падонки все как один и мрази. Один из них – сынок иностранного крутейшего поддонка, упыря и чуть ли не мафиози, причем единственный(!) он у него... – Ты, понял, дурья твоя бошка пустая... мол, ладно бы хоть если б два-три-четыре.... а то единственный же, единственный сынок-падонок!... А эти двое – это крутые его телохранители и тоже подонки величиной не меньше и много даже тяжелей его... (а те действительно падонки того качка будут в размерах заметно больше). - О, как! и  до того тревожно...
Записан

Прощайте и Здравствуйте, люди добрыя!...
кольцовъ
Спонсоры
*****
Offline

Сообщений: 863

Я люблю тебя, жисть...


« Ответ #278 : Январь 25, 2018, 07:30:50 »

часть 2  про карту

Стейтен, меря его своим Стейтенским взглядом, так утешительно, с призреньем небольшим, чутка игриво, листает купюры... еще раз их листает... и еще раз, гладит их (считай, что лелеет так бережно, - видать же любит деньги, это ясно)... Потом берет свои пятьсот. А остальное вместе с пакетом отдает дедку и говорит: А нифига, мол, я же, мол честный малый..., а именно - я же крутой чувак..., -  сказал пицот, - значит пиццот... и баста. – вот он каков! (т.е. не просто даже обычный и способный, а скорей уже вполне конкретный такой весь Стейтен, т.е. вполне нормальный крутой Стейтен).
 Дедок еще более улыбаясь, и еще более довольный: Йэх, - говорит, - вот повезло же так повезло... – в смысле и тетка с ним и с ним же и еще и деньги... - Ну, ладна тада, я мол, погнал, тагда (а то и мало ли чего, - а вдруг да и передумает товарищ, и штукаря сгребет целиком всего...) – и теми словами и мыслями  и угоняет дед на красненькой своей крутой машине (и более его в кине не будет). – Ага, бывай, давай, - ему говорит Стейтен, тоже весь еще более чем довольный (шутка ли – так засветил круто крутой крутизной!)(и зритель доволен, зритель успокоен, что Стейтен таки не дерьмо собачье)..
А тут кадр меняется и время от времени (и еще раньше вперемешку с титрами) показывают, как одну тетку, молодую такую, стройную, но всю в кровище, какие то злые герои вытряхивают на улицу, прям на дорогу, прямо из машины. Тетка еле жива, она ползет тихонько и стонет... А дело не далече от больнички видимо происходит, и из неё, аккурат как на ловца зверь, выходит покурить врач. Молодой такой специалист и аккуратный, в халате медицинском (чтоб зритель не гадал, что это врач и есть... мол, не какое ни будь там что-то)... И он же - положительный герой, поскольку мимика его лица не перекошена от злобы, чего никогда здесь не сказать об отрицательных героях. Закуривает..., а как без того?... - Без этого никак. Ах, сами посудите, ну че бы он  поперся, врач этот на улицу за просто так? Тем более когда темно уже на улице....  – Ну, так не газировки же испить из автомата? - Понятно покурить вышедши он... Из лучших американских побуждений, чтоб воздух внутри больницы не портить этим делом, и тем не подавать пример больным... Закуривает, и эту тетку ползущую и замечает...,  совершенно случайно. Ну, сразу же шухер тут, носилки, каталка, трубки ей в рот... – все так по деловому, быстро – и принимают её в больницу. Лицо её все кровит, она полубредит. И время от времени лишь произносит слово «Ник». Тут, думая видимо, что она умрет вот-вот и скоро, быстренько расспрашивают её, мол кто же это, и чего тебя? Ты сама кто и где живешь, возраст, страховка, приметы нападавших? И есть ли аллергия на лекарства? И если есть, то на которые из них? И таки же есть ли медицинская страховка... (у них же там все знаете как аккуратно). Она же только Ник да ник...
Кадр другой. Стейтен как и обычно пьет. Они там вообще все время пьют, в американске великой, всегда не то что в каждом фильме, а в каждой сцене даже. Надо  и не надо, бухают больше или меньше, но всегда. И курят так же. (это на такой случай, чтоб тот который без мозгов, смотрел бы и в него, там где должны быть были мозги, бы затекало, что пей, чувак, мол, всяк бухай, кури и разлагайся... Видишь как это выглядит приятно, привычно, брутально... А ты чем хуже, чем к примеру как не вот этот вот герой?). И вот Стейтен привычно бухает, курит, у себя видимо в апартаментах. Звонок в двери. Он открывает. А там какая то Клавдия, потрепанная, в синяках, в темных очках, хотя стройна, и высока, но не понять красива или не очень, - на столько грим под синяки. – Привет, привет, ога, ага, однако. Она ему: Ты,  слышь, Ник, помоги. Стейтен – это Ник, такой брутальный весь, - ну ты уже понял, да? (я так давно уже понял). Он: А чё, в чем проблемы, как вообще дела то? И чё это мол с тобой? (в том плане, что как бы как  будто бы ты не здорова, а толи выглядишь просто как то устало).  - А толи просто камней с гвоздями тебе насыпали на морду лица с высоты? – мысленно думает Ник.
Она: Да тут же вот собственно какое дело. Один казел, качек, и два его мордоворота меня втолкнули  в лифт и говорят: А, ну, айда на вечеринку.  - Это в гостинице всё, в той, где я проституткой промышляла. - Ага, пришли к ним в номер... номер как номер. - А где, говорю, - вечеринка? А качёк: А вечеринка это и есть ты... - и засмеялся злобно так... – мол, аха ха ха.... - и всячески недружелюбно. И всяко грязно над мной там надругался потом надменно и пошло и подло, - одним словом - гнусно. И свой причендал грязный все называл центром вселенной. – Нет, ну ты представляешь какой гад, а!? Потом и вовсе засунул мне  дуло пистолета туда куда его обычно не толкают, вона туда прямо..., - и она опускает свой невинный взгляд вниз,  - И заставлял еще рассказывать ему как я его люблю... и его центр вселенной тоже... - И если, -  говорит,  - я не поверю, то выстрелю прямо в тудой... - Я рассказала, а он один хрен взял, гад, да и стрельнул... - Правда на сей раз видимо холостым, поскольку я вот видишь мол – живая. 
– Дауш, и Ник, который Стейтен, делает мимикой Чак-Норриса как бы, т.е. так же как будто поражен.  И сразу же с горя видимо или от чувств справедливо нахлынувших выпивает залпом синьку.
– А я же говорил тебе, что в этом месте лучше ты никогда не проститутствуй, ведь говорил же, говорил тебе!?... - Нет говорил или не говорил?! – он её укоряет и показано злится, т.е. практически не спрашивает, т.е. это совсем не вопросительная реплика от него.
- Ну, и там этот качек и говорит еще, что мол выстрелил типо за то, что она не откровенно ему признавалась в любви... и эти два амбала её еще отделали по полной на лестничном и на техническом (значит не на парадном) на марше, а уже технические работники гостиницы и вынесли её в каком то пледе, и вывезли потом на автомашине, и возле больницы и выбросили её. Ну, чтобы она не умерла видимо где-то, где угодно, всё же видимо не без гуманных соображений. Фильм так то вообще же весь гуманный.
- Та-а-ак, ну и дела, - говорит Ник. - И че ты от меня то хочешь?
- Дык, как же?... – Я ж теперь только и желаю, в суд его чтобы... и посадить... и вот пришла, ты же крутой.
- А... да, я крутой... - Так это тебе в суд... а я ж не судья и это не ко мне... иди ка вона... - в суд..  да, в суд... конечно...
- Да, Ник, ты же крутой, а я того упыря и не знаю... – че мол я и пойду то в суд то, с чем? А ты же... - ты ж вона весь крутой... А мне мол кроме того, что вообще это все неприятно, так и еще же больно... - И вот синяки еще... а ты то сам такой крутой...
- А... и точна – я же крутой...   – так это тогда тебе надо к детективу, - быстро смекает Ник, выказывая еще  и еще раз смекалистость крутую. - Детектив тот быстро их найдет. А я ж не детектив. Иди отседов... пусть детектив и поищет....
- Да ладно тебе, Ник... Ты же крутой...  А детективу надо ж денег пади что, а денег у меня где? Их у меня нету же, денег.. А ты  же крутой.. И этот поддонок вот только двадцатку то и дал.
- А ... йэх, черт побьери, я и впрямь, такой весь крутой... – Так это тебе в банк видать сперва надо зайти, подруга...  А я же не банкир... – И такшта иди сперва ты в банк, потом... вобщем давай, ступай, вали отсель... (это нет, не грубость – это у них там у крутых просто так круто разговаривать заведено, это ж вам крутое американское кино, боевик, триллер, криминал и драма – О, как!).
- Да ладно тебе, Ник, ты ж меня знаешь... Ты же крутой... Ты ж мне поможешь... да... Ну, ты же крутой, Ник.... А мне все честно, ведь мне же лишь бы засадить его, того засранца, упыря и гада...
- Ну, ладна, коль я взаправду крутой весь, а я и есть везде крутой,  то так и быть дам тебе и крутой совет... Ты вот ка чё, дура, чеши ты отседов, закатись хоть ты куда, отлежись малость и уже дальше живи как все нормальные люди, как все нормальные проститутки, и как ты раньше и жила; - Ты же красивая стерва, ты и везде сможешь кусок хлеба свой заработать, т.е. все у тебя и будет нормально... В том смысле, что ты ж проститутка, и это звучит тоже гордо... А здеся не просто так, типо кала кусок положили, а здесь все же америка тебе,  и такая как ты проситутка (в смысле крутая) тут вообще денег может грести, что и невпроворот лопатой... -  О, как, и ты давай ка чеши уже быстрей, а то мне еще тут забухать надо малость... вискаря вона вмазать крутого... да и еще покурить с устатку успеть и потом чтобы еще малость вмазать и покурить...
Записан

Прощайте и Здравствуйте, люди добрыя!...
кольцовъ
Спонсоры
*****
Offline

Сообщений: 863

Я люблю тебя, жисть...


« Ответ #277 : Январь 25, 2018, 07:26:11 »

Здравствуйте, господа присяжные заседатели... Есть тут одно дело... Да собственно же вот оно, там все будет ясно, понятно... Судите не меня... а вона Кольцова, то он написал... такие, брат, дела. С глубокомысленным и дружеским приветом и пожеланием всех благ...

1  про карту шальную
Шальной пересказ, шального фильма, «Шальная карта».
                                      (Красивая такая вся и шальная картина, аки многое штатовское, на повышение шальности и красоты направленная. Глубокомысленная такая аж до неузнаваемости).

Шальная карта.  Художественный фильм (сша).
Жанр: боевик, триллер, драма, криминал
Страна: США
Год выпуска: 2015
Режиссер: Саймон Уэст
Продолжительность: 92 мин.
Перевод: Многоголосый закадровый
В ролях: Джейсон Стэйтем, Майкл Ангарано, Майло Вентимилья, Доминик Гарсиа-Лоридо, Энн Хеч, София Вергара, Макс Казелла, Джейсон Александер, Хоуп Дэвис, Стэнли Туччи

Описание фильма: В фильме показано, как тяжело доводится прошлым военным. О них забыло государство, и они вынуждены любым способом приспосабливаться к жизни в мирное время. Ник Искаланте свое время полностью проводит в казино Лас-Вегаса. Он пошел туда работать охранником, поставив перед собой четкую цель. Его домом должна стать Венеция, а для этого необходимо скопить много денег. Именно потребность в деньгах держит его здесь, но то, что появилась Холли, в корне изменило все. Холли - проститутка, у которой множество проблем. Ник пытается помочь ей справиться с ними. Основной ее неприятностью является сын серьезного гангстера, который наслаждается тем, что избивает Холли. Как удастся бывшему солдату отстоять честь девушки и защитить ее от этого изверга?
Посмотрите фильм - и вы узнаете об этом. @ The-Cinema.net

Читайте и узнаете..., ...и не только об этом...
Теперь мой взгляд, перевод и синхронный комментарий этого шедевра. Буду иной раз своими словами сказывать, уж извиняйте, если неприлично, но лишь чтоб дух высокий и духовный только и передать полней.  Напомню, кино по телеканалу РЕН ТВ крутили, а до этого крутили еще более смешной с Н. Кейджем, но там мат один вообще сплошной, и полное растленье, разложенье, гной и тошнота (рвотная масса если угодно). Нет, это не я плохой, жуткий, противный, жуткий..., - это кино такое, и  его вам кажут, и если вы этого не видите, то дело скорей всего плохо, если не очень плохо. А вот умница и разоблачитель многого Игорь свет Прокопенко видимо не видит. Однако, он же говорит что знает многое и даже книги пишет разоблачительные. Отсюда следует, что он и видит, и знает, НО – ничего не делает, «в собственном огороде... читай – «в глазу» своем), что хуже – содействует, получается такой вот тенденции поганой. Отсюда отношение к нему только соответствующее, ни больше и не меньше. С удовольствием бы сплюнул в его рыло в этой связи от имени и по поручению огромного множества таких кого он и лечит, т.е. лечащихся. А он говорит, мол, приходите, пофотографируемся, поговорим о чем из телевизора нельзя поговорить, автограф мой получите (кто принесет для этого сребреники, естественно). Горюю я, Игорь, не надо мне твоего рыла, и автографа с фотографией, и книгу тоже не надобно. Желаю, чтоб вы поскорей там все одумались и ситуацию стали менять к лучшему... Так примерно.
Кино такое. И не смотрел бы, что много лучше, да вынужден был, и вот глянул краешком глаза. Собрал всех зрителей своих в своем героическом лице, расселся, а тут оно как раз – раз, и началося всё.

Итак, как там у них, американцев, - заставка, музыка сыграла, начинается картина. Художественная (о как!, задумайтесь над этим термином – художественное произведение, художество, что то из области искусства, как будто б...., ладно, давайте поглядим, посмотрим). Все затаив дыханье вкидываются лишь попкорном, и ко вниманию готовы... Ну, всё – ОНО пошлО (кино), глядим...

Включайся-ка давай, - затаивай дыхание. Ровней попкорны загружай, да слюни вырабатывай...
...Один не очень симпатичный чел. сидит в какой-то типичной, американской дыре-кабаке со своей теткой. Бухают, курят. Она его младше лет на двадцать-двадцать пять и вполне хороша собой. А он такой, скорей противного полета и скользковато слащавый мужлан, чуть выше среднего роста и возраста, типаж неприятный. И он её к чему-то все склоняет и склоняет, - мол, ты давай мол, поедем и там... и будет  там хорошо... и будет на долго... и то да сё. А она, туда сюда – юлит и крутит,  – скорей мол нет чем да и все такое тоже... и мол, что я устала от тебя уже, приелся мол, ты мне и сердцу уж не очень мил.  Перепираются сидят, курят и бухают.
А тут, тоже недалеко, и здесь же, в этой же забегаловке сидит и бухает один упырь. Лысый такой, смотрит на них, чейта там себе соображает, пьет и пьет помаленьку, правда по свински как бы (да пусть простят меня свиньи). Это Стейтем Джейсон. Но так как они там вообще все и всегда бухают еще не ясно что он именно и упырь. Да, просто он там сидит и бухает, но взгляды строит все равно лишь  отрицательного толка, и в основном на тёлку (тетку) и таращится. Те бухают, он бухает, те базарят, этот строит взгляды – нормальное начало, то есть вполне типичное. Она, замечая его конкретно развязанный и похотливый взгляд, начинает немного нервничать, ёрзать. И вот Стейтен наконец и  подходит к той тёлке (а она именно же телку и играет, ну то есть нормальную такую симпатичную и здоровую тёлку..., титьки там, задница – все самое то что и надо в общем современному и развитому зрителю) и начинает приставать. Грязно так, как быдло, и как упырь. (Это конечно не может не насторожить внимательного кинолюбителя, - ну не бывает же сам Стейтен каким ни будь гавнюком (!), и это его (зрителя) и настораживает (так что аж попкорн хужей жуется, а то и вовсе мимо рта летит)). Стейтен по хамски так ей намекает не многозначно, мол, брось ты это старое дерьмо собачье, и айда со мной-ка потанцуем... Ну, и для усиления быдло-эффекта хватает её за руки, грубо так и по бычьи. Этот её «папашка» Стейтену: Ты чё, мол, ты, придурок, совсем опупевший, а ну, перестань... (безобразничать и озорничать перестань)!? – Ты вообще знаешь кто я такой? А тот её всё хватает и к танцам склонять продолжает и намекает, мол танцы, шманцы, и то да сё... и всё такое... (а этого дядьку как бы и не слышит даже) и посмотри мол какой я есть весь хороший (мол весь прям такой весь), и кто это дерьмо собачье? Та, естественно, такое дело замечает, и всяк понятно, что пошла бы... и даже и на то да сё легко, особенно же в части шманцев,  (что и само собою), но она его боится..., - ну, до того же он и быкует люто и остервенело просто...
Папашка: Да ты, чувак не знаешь видать, с кем ты связался... И я, так то вообще-то и так-то - крутой.... - Я если что... - и все тоже такое...
Стейтен, еще  грубей её тогда хватать начинает. Она чуть  ли не в визг: Айда, пойдем отселя, визжит дедку... Тот как даст тогда куда то в Стейтена и тот с катушек.... Деваха в панике вся в повышенной, дедка чуть ли не силой вытягивает наружу из этой дыры. Выходят... Тот стоит и перед ней горюет:  Тебе, мол,  наверняка за меня стыдно, да? За то, что я такое чмо, что этого ублюдка не замочил там напроч, не рпспустил на ремешки как должен был..,  и вот сбежал сюда?..., и он стыдится.
Она: Да нет же, папаша, ведь это же я сама тебя сюда вытянула, и все нормально... - И ты, - говорит, - вообще довольно крутой натурально чувак, как я погляжу... (а думала то видать, что не так натурально или крут не на столько). И тут Стейтен выползает из ворот той дыры, и сразу к деду со слюнями и занозами.., в смысле продолжать начатое, бычится, быкует, хамство всяческое выказывает. Но, дед его бьет в живот, еще толкает смело, и одним словом, побеждает за явным превосходством в крутости.
 То есть, полностью уничтожает, не оставляя камня на камне на негодяе...  Так запросто втаптывает его в пол, в грязь, в землю, в асфальт, в ни во что... В глазах тетки читается увеличение уваженья немного скрашенное и смешенное со страхом.
И тут титры.               И настороженный из зрителей, настораживается еще гуще, - во же дела! Стейтен и вдруг на тебе – бык, поддонок грязный, разве когда было такое? Понятное дело – надо смотреть, ибо же это уже и есть интрига, есть нить, есть почти всё уже, с самых первых минут!... Как Стейтену удастся такую гадину сыграть? А что, - удачное начало.!
Титры уже заканчиваются, а Стейтен, на крутой американской весь машине едет по крутой американской улице, отбрасывая типичный и крутой Стейтенский взгляд  на все про все вокруг. Останавливается, вываливает из неё, куда то деловито идет. Тут же, прям рядом, останавливается не менее крутая американская машина и из неё выпазит тот дедок, который и бил его до титров. Дедок ему:  А!, о!,  привет!  Тот ему тоже - привет мол и тебе тоже. Дедок с улыбкою довольной дает ему пакет.
– Спасибо, - говорит, - все вышло даже лучше чем я думал. – Она, была в полном восторге... – А тут (в пакете) штука баксов.   
Стейтен:  (уже не как поддонок, но как нормальный, т.е. обычный Стейтен)  - А чё так много, мой ить тариф пицот...?
- А это потому, что она, та, эта кобыла, чуть ли меня не полюбила... - И ведь пиццот – это если бы вышло как обычно, а тут вышло много круче и я так рад, так рад, так рад... - И вот тебе штукарь за это цельный... -  Она едет со мной и она меня... в общем чуть ли не любит даже, или как там у них, у кобыл, таки возможно и любит?...  - А ты молодец, и бери, бери штукарь свой, ведь он теперь твой, этот большой такой штукарь зеленый. (тут зритель как бы понимает еще больше, что Стейтен точно мало того, что не просто нормальный и обычный Стейтен, а он еще и очень способный Стейтен, чего от него даже и не ожидал этот, обрадованный, как выясняется, его товарищ малосимпатичный....)
Записан

Прощайте и Здравствуйте, люди добрыя!...
кольцовъ
Спонсоры
*****
Offline

Сообщений: 863

Я люблю тебя, жисть...


« Ответ #276 : Январь 20, 2018, 10:57:39 »

Письмо (часть 3)
Ведь тебе вряд ли все равно каким были твои отец и мать когда ты был маленьким, любили они тебя или тебе было все равно... Ты не хотел чтобы тебя любили тогда, или теперь только все равно, или хочется чтобы таки любили? То есть любили тебя так же как какую то вещь (платье например красное, или игру в домино). У тебя были или есть детки (видней, наглядней когда они маленькие, беспомощные...  по взрослым разговор более глубокий, но и там все это есть, только глубже и витиеватей что ли), так тебе все равно любишь, любил ты их или нет, или им было все равно? И тебе все равно любят и ждут они тебя, радуются когда ты к ним приходишь, играешь с ними (проявляешь к ним свою любовь)  или нет? Если у тебя везде «нет», то ты страшно несчастный человек, ибо тебя те слова с которых начал не касаются, но касаются тебя слова которе с «без... и мало...» начинаются...
И вот что характерно жить без материи нельзя, ибо в биологическом смысле мы животные, и мы материальны (ты это знал, да?! да, знаю, что ты знал (шутк. смеюсь, извини)). Но в человеческом же смысле мы и отличаемся от животных тем что у нас есть душа, духовность, слова (язык), способность думать (или выбирать, анализировать), тем мы и отличны от братьев наших меньших (слонов например). Хотя слоны в материальном смысле больше нас, людей.
И тут важно отличия наблюдать большой человек – это большой в размерах или в душе. Ибо слон тоже по размеру больше, и тот же мозг у него тоже больше. Так и выдавая, например, дочку замуж, родители могут ошибочно полагать, глядя на человека успешного (у него свой бизнес, яхта, деньги, родители с бизнесом и яхтой и деньгами), что он человек именно большой и это хорошо. Однако же, он может быть большим просто как слон, а то и еще много больше, а вместо души у него ноль (или двоичная система координат «ноль-единичка», т.е. весь цифровой такой, бездушный). И в этом случае любимое (хотя какое же оно может быть любимое?!, оно ведь материя, предмет, красивый такой....  а хочется же чтобы и еще б был более дорогим, большим, слоновым) ваше чадо будет как вещь красивая в его (слона) и находиться закромах. Будет она хорошей вещью – дорогой будет, коли не дура и коли в материальном так же хороша в плане подкованности. Но вам такая дочки перспектива по душе? Или во глубине души (души? какой души?) своей вы все таки хотите, чтобы и там у ней совет был да любовь? Опять любовь? Какай такай любовь!?
А вот такай: великое множество Людей высоких, великих в нематериальном плане любили и были любимы, жили трудно, но дорожили тем что в них было человеческого; А именно теми как раз высокопарными словами, без коих им их жизнь была бы не их, а скотской жизнью, животной, большой в слоновом эквиваленте им и не надо было бы её тогда.
Но, возвращаясь к душегубке. Душа имеет свойства кислорода (утрированно). Она живет и измеряется (как это не звучит коряво) в нематериальных сферах. И вот когда материальная не помогает ей, а её поглощает – это и есть такая же душегубка. В погоне за материальным благом человек душит свою душу. Все той же, созданной цивилизацией и человеком, своей машиной – душегубкой.
 С одним, однако, существенным отличием  – дверь (выход) из этой камеры он затворяет сам изнутри. То есть в любое время он, и только он по своей воле может из этой камеры и выйти, на свет, на воздух, к кислороду, к жизни. К духовной жизни. Как это сделать я уже написал чуть раньше.
Да, да, множество упреков разных я принимаю сразу, списком, оптом. Да, есть ошибки, да я и сам то ого-го, и я имею деньги, яхты, вода горячая и пол вон теплый в туалете – все это есть, но я здесь не за это (я не за себя, а за вообще, я за обустройство мира, его модель и т.п., за то чтоб на размышления тебя навесть).
Голод человека это не всегда голод животный. Пища тоже, как то ни странно, может быть и духовной. И вот, возвращаясь в самое начало, важно разглядеть о каком голоде и идет речь. Голод в плане пищи – это когда кушать нечего. Как это кушать нечего – это лучше в Африку съездить, чтобы понять. Это когда из всех вещей только набедренная повязка, а из средств производства только палка, а из еды зерна чуть-чуть и в анамнезе: не ел несколько дней – вот это голод. И если это случай твой, то ты и претендуешь на пищу материальную и ты её везде найдешь. Даже в сибири, где и бананив немаэ (шутк.).
 Хуже когда это не в Африке, а скажем во пещере где живет отшельник, и вот-вот может умереть от недостатка именно пищи в виде еды. Сказать же, вот я голодный, мол мне мало, мне недостаточно, и мне очень недостает икры черной, вина, или много хорошей наркоты и мне так плохо от того... – у всех вон яхты есть, а у меня то нет, и я такой голодный без неё, и я несчастный... Да, сказать можно, но я не поверю. Однако, множество девушек несчастны именно от недостатка одежды в виде лишней или дорогой одежды, - норковой шубы или очень дорогой норковой шубы.. А та у которой их может быть  уже множество, будет несчастной от того, что у всех звезд её знакомых (обычно тоже в душе несчастных) таких шуб просто чуть больше, или есть ну, супер-ах (!) какая дорогая, а у неё несчастной нет её такой.
Однако, же сходи, в какой то детский онкоцентр, и там ты вмиг о несчастье составишь правильное представленье. Однако, самый лучший способ накормить свой «голод» (то есть душевный)  - пойти туда именно, и там хоть чем ни будь как то да и помочь.

Так что отворяй душегубку и делай добро. А по иному то они и не отворятся никогда, пока ты жив по крайней мере.
С пожеланием любви, таки же она есть, твой младший, старший брат.

П.С.  еще лишь малость, самого чутка (не удержусь, добавлю).
В сфере нематериальной так же работают многие и материальные законы, например закон сложения. Это когда к одному доброму делу прибавить еще одно, то получится больше чем одно доброе дело.
Но, она тем и хороша, и изящна, и более что ли справедлива и универсальна, что многие из материальных выполняются как бы наоборот. Вот, например, такое: кто любит – тот любим. Кто отдает – тот и получает то же... Любовь вообще то – самая интересная из тем для разговора, ибо же это всё, т.е. это и есть самое главное во сфере той, и там в этой сфере она и присутствует незримо. И там её Богом и называют, я лично её там видел, ощущал, прожил. Так вот чем больше, например человек любит, тем больше он этой любви и отдает туда,  куда он отдает от себя её (любовь эту) и тем больше у него и остается, больше у него становится любви. – Вот, понимаешь ли, какое дело.
Так то вообще мир обустроен чуть сложнее, чем нам его материалисты грязными руками, с узким, ограниченным и кругозором и лбом, пытались рисовать.
« Последнее редактирование: Январь 21, 2018, 12:43:11 от кольцовъ » Записан

Прощайте и Здравствуйте, люди добрыя!...
кольцовъ
Спонсоры
*****
Offline

Сообщений: 863

Я люблю тебя, жисть...


« Ответ #275 : Январь 20, 2018, 10:35:56 »

Часть 2      (Письмо)
              Во продолжение темы. (лучше в виде обеда, то есть лишь после уже усвоенного, или хоть бы частично, завтрака).
А знаешь ли ты, брат, про душегубки? Возможно ты знаешь и больше, но я скажу тебе, что знаю об этом сам. Душегубка – это изобретение прогрессивного человечества. Таких оно напридумывало для себя великое множество. Самая известная из моделей выглядит так (мобильная версия): автомобиль с фургоном, - таким помещением, отделенным от водительского места, и обязательно закрытым. Внутрь этого фургона выведена выхлопная труба этого же автомобиля. Вот, пожалуй, примерно, и вся особенность конструкции. Двери фургона отворяются и туда помещаются люди. Далее двери закрываются и автомобиль едет. Люди умирают от удушения ядовитыми газами или отсутствия кислорода, без которого продолжение жизни не представляется возможным. Были и не мобильные версии. Просто комната в помещении, но основной принцип соблюдался. Цель таковых устройств – убить людей. Теперь ты знаешь (если не знал), что же это такое. Полагаю и раньше знал примерно это же.
Дело ужасное и гадкое. Однако же, заметь, придуманное человеком, и, что характерно, - ведь для людей же.
Жизнь человеческая (если не знаешь, будешь знать, или поспорим) состоит из двух компонентов – материального и духовного. За первый тебе хорошо известно ибо это и так и явно и очевидно. Мы поглощаем материю, ощущаем её объективно, и её же и выделяем в виде самых разнообразных форм, данных нам в ощущениях, или как реальность объективную.
За второй компонент тебе возможно известно меньше ибо эта сфера не очевидно видимая, и я постараюсь заострить на ней твое  драгоценное внимание. Это сфера духовная. Та в которй, которой и для которой живет душа наша. Многие считают, что нет её, но это ведь только их мнение. Ведь есть такие  слова с одной стороны: любимый, любящий, любовь, великодушный, духовный, душевный, человек-душа, сильный духом, высоконравственный, верный, волевой, верность, вера, благо, добро, доброта.... И есть со стороны противоположной такие как:  малодушный, бездушный, бездуховный, продал душу, душа продажная,  смалодушничал, не верный, безверие, ненависть, злоба, зло, злость, злобность, озлобленность, безнравственность, низменность  и т.п., которые каким то образом  отражают определенные свойства, при том сугубо человеческие... Вот эти свойства и являются теми самыми характеристиками другого компонента, т.е. все они из той именно, не материальной области. Ведь высокодуховный и бездушный человек могут быть разных физических (материальных) свойств, и. совсем не обязательно, что первый должен быть выше, тяжелей, старше, тверже, горячей, симпатичней, сильней физически и т.п. чем второй или наоборот.
 Да, можешь сказать, что это всё условно, это не важно и вовсе это даже и не обязательно. А можешь и сказать что этого всего и нет вовсе (души, духа, любви никакой), и именно так и говорили сторонники материализма... и еще, что мол материя первична, однако и это только их мнение, и субъективное, ибо же ущемленное, не полное, однокомпонентное, ущербное. - Да..., и я с тобой  (и с ними) сразу соглашусь, - именно так и есть (в той части что многие так и думают, и что это (духовное) не важно, и, что важней количество материальных благ для полноценной жизни, счастья), но мне от этого лишь грустно. Как и в отношении с душегубкой, как плода человеческого и материального же достиженья, когда ущербное мышление опережает духовное, высокое, то это и  приводит к такому вот извращению, до удивления и простоты гадкому. Разве не так?
« Последнее редактирование: Январь 21, 2018, 12:42:47 от кольцовъ » Записан

Прощайте и Здравствуйте, люди добрыя!...
Страниц: [1] 2 3 ... 20
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Powered by SMF 1.1.21 | SMF © 2006, Simple Machines Valid XHTML 1.0! Valid CSS!
Страница сгенерирована за 0.629 секунд. Запросов: 19.